Мнение экспертов

«Капитализму приходит конец»: Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить
12.01.2016
Третья промышленная революция будет осуществляться по принципиально иной модели, нежели первая и вторая. Перемены будут не спускаться сверху правительством, а распространяться на горизонтальном уровне, будучи понятными и прозрачными для всех. Дальше...»




Высокие технологии в Белоруссии
12.02.2014
Валерий Вильямович Цепкало

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки.  Дальше...»

Коллекторы в стране должников


Евгений Евгеньевич Тетерев
19.02.2016

Вряд ли найдется такой человек, который ни разу в жизни не одалживал деньги. А даже если и найдется, то среди его родственников, друзей, знакомых кто-нибудь да одалживал. В Советском Союзе действовали кассы взаимопомощи – общественные объединения граждан для оказания финансовой помощи путем выдачи беспроцентных ссуд из фонда, формируемого за счет членских взносов. Никаких процентных ставок, никаких пеней, штрафов, просрочек и прочих капиталистических «прелестей» кредитования, разумеется, не было.

Появление и развитие в России рынка заемных средств положило начало кредитному буму. В долг стали брать все: частные лица, предприниматели, организации, государство… Низкий уровень финансовой грамотности населения, агрессивная политика банков, кабальные условия кредитования, банальная жадность, расточительность и безответственность как кредиторов, так и самих заемщиков – все это привело к повальной закредитованности населения. Более половины экономически активного населения страны имеет непогашенные кредиты. Закредитованными оказались не только граждане, но и организации, предприятия.

На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что Россия стала страной должников, где все должны всем. Немного цифр. По данным судебных приставов, общая сумма, подлежащая взысканию по исполнительным производствам за 2015 год, составила более 7,24 триллионов рублей. Но эта сумма по всем текущим исполнительным производствам (далеко не только по кредитным обязательствам), как по физическим, так и по юридическим лицам. Что касается кредитной задолженности, по оценкам Объединенного кредитного бюро, количество просроченных кредитов за 2015 год выросло на 9%: с 11,5 до 12,6 млн. кредитов. Доля просроченных кредитов на конец года составила 16,8% от общего количества активных кредитов. Количество «плохих» кредитов с неплатежами более 90 дней за год выросло на 23%: с 7,7 до 9,5 млн. шт. Доля таких кредитов составила на конец года 12,5% от общего количества активных кредитов. Размер просроченной кредиторской задолженности организаций на конец ноября 2015 г. составил, по данным Росстата, около 2,4 триллионов рублей.

Русская народная пословица «долг платежом красен» нашла отражение в статье 309 Гражданского кодекса РФ, согласно которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Естественно, что если существуют долги, то существуют и те, кто эти долги взыскивает. Казалось бы, данная деятельность в правовом государстве должна осуществляться только государством в лице судей и судебных приставов. Любые иные способы получить долг в обход государства есть не что иное как вымогательство и бандитизм… Кто же такие коллекторы, и почему процветает вид их деятельности, который даже не урегулирован законодательно?

Есть законодательство о банках и банковской деятельности, о полиции, об адвокатуре и т.д. Но до сих пор нет закона о коллекторской деятельности. Понятия «коллектор», «коллекторская деятельность» в законодательстве отсутствуют. Получается как в известном анекдоте: коллектор есть, а слова нет.

Между тем слово такое есть, оно произошло от английского глагола collect – собирать (в том числе в значении «собирать, взимать деньги, платежи»), коллекционировать. Однако в русском языке до недавнего времени слово «коллектор» прочно ассоциировалось с канализацией (большая труба для сбора сточных вод). Вообще термины «коллектор», «коллекторская деятельность» в народе вызывают устойчивую негативную реакцию. По понятным причинам, сами коллекторы стараются эти слова не употреблять и называют себя специалистами по взысканию (возврату) долгов. Более привычный для нас термин, отражающий сущность рассматриваемой профессии, - вышибала.

Вопреки расхожему мнению, коллекторы специализируются не только по задолженностям перед банками, но и по долгам ЖКХ, долгам перед телекоммуникационными компаниями (операторами сотовой связи, Интернет-провайдерами). Словом, там, где есть неисполненное обязательство – найдется работа для коллектора.

Коллекторов по их функциям можно условно разделить на два вида: звонящие - сотрудники call-центров, которые взаимодействуют с заемщиком (должником) посредством телефона, СМС-сообщений, и выездные группы (бригады) – непосредственно контактируют с заемщиком (должником), в том числе и физически (не зря применяется подходящий термин «бригада»). Если первый вид коллекторов комплектуется из кого попало (зачастую молодые люди и девушки без опыта работы, без нормального образования, не говоря уже о высшем юридическом, приезжие из ближнего зарубежья), то во второй вид коллекторов входят в основном бывшие (уволенные) сотрудники правоохранительных органов, бывшие (бывшие ли?) бандиты, дворовая гопота, словом, те самые настоящие вышибалы. В общем, всякий сброд, непригодный для созидательного труда.

Первый вид коллекторов оказывает на своего «подопечного» моральное воздействие путем постоянных звонков, напоминаний о задолженности, всегда прибегая к запугиванию, различным угрозам. Большая часть того, что они говорят – стандартный набор «пугалок» и околоюридических измышлений полуграмотных звонящих. Однако такие приемы действуют вполне эффективно, особенно в сочетании с психологическим прессингом, а результативность работы коллектора напрямую влияет на его зарплату. «Ютуб», например, изобилует записями таких «милых» бесед. Всем рекомендую послушать. В арсенал коллекторов обязательно входит подмена понятий, манипулирование терминами с целью застращать «клиента». Они могут обвинять заемщика в мошенничестве (статья 159 УК РФ), хотя в России действует презумпция невиновности (статья 49 Конституции РФ). Они во всех случаях называют заемщика должником, независимо от того, произошла ли переуступка права требования или нет. Несмотря на то, что понятия «заемщик» и «должник» в некоторых случаях тождественны, разница между ними примерно как между подозреваемым и осужденным. Слово «должник» в любом случае звучит в устах коллекторов более грозно, чем слово «заемщик».

Второй вид коллекторов вступает в дело, когда становится очевидным, что перечисленные меры психологического воздействия не работают, и требуется более радикальный подход к «взысканию» долга. Вот тогда и появляются на свет телевизионные репортажи о перестрелках и сгоревших детях.

Отсутствие правовой базы в деятельности коллекторов компенсируется использованием ими трех общих норм Гражданского кодекса РФ. Первая норма содержится в уже упомянутой статье 309 о том, что обязательства должны исполняться надлежащим образом. Вторая – статья 1005 ГК РФ (агентский договор). По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала. Банк заключает с коллектором агентский договор, коллектор становится агентом, то есть представителем банка, и сам взаимодействует с заемщиком, но от лица банка, при этом кредитные обязательства у заемщика по-прежнему остаются перед банком. И третья норма – уступка требования (цессия), предусмотренная статьями 388-390 ГК РФ. Несмотря на то, что согласно ч.2 ст.388 ГК РФ, не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, несмотря на то, что согласно позиции Верховного Суда РФ (постановление Пленума ВС РФ от 28.06.2012 г. №17), не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с физическим лицом лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности (ни у одной коллекторской организации такой лицензии нет и быть не может), если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении, коллекторы научились успешно обходить эти ограничения. Способ обхода прост: банку достаточно включить возможность переуступки в кредитный договор. Заемщик этого пункта даже не заметит, а если и заметит – не придаст ему значения, а если и придаст – кого это волнует? Банк не уберет из договора это положение.

Банки прибегают к услугам коллекторов по нескольким причинам, главная из которых – экономическая выгода. Банку выгоднее продать кредит коллектору, чем судиться с заемщиком. Суд в большинстве случаев лишает банк возможность взыскать с должника огромные проценты, пени и штрафы, начисленные на основную сумму долга, а ведь именно из этих сумм банк и получает свою прибыль. Суд в данном случае будет руководствоваться статьей 333 ГК РФ, согласно которой неустойка может быть уменьшена, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, что, конечно, лишит банк основной прибыли, на которую он рассчитывал. Учтем также судебные расходы банка: уплату государственной пошлины, оплату расходов юристов и т.д. Конечно, решение будет вынесено в пользу банка, но банк получит далеко не ту сумму, на которую рассчитывал. Но получить решение суда – это только половина. Важно это решение исполнить. И будет должник годами выплачивать приставам по копейке взысканную с него основную сумму долга. Ведь денег у него и так нет, стабильного дохода тоже может не быть. Даже в случаях обращения банка в суд банк старается максимально оттянуть момент подачи иска. Банк в данном случае просто злоупотребляет правом. Срок идет – проценты капают.

Конечно, крупные банки, в штате которых есть свои так называемые юридические службы, и те банки, которые дорожат своей репутацией, могут не продавать кредиты коллекторам, а пойти в суд, но в конечном итоге банк поступит так, как ему выгодно в каждом конкретном случае, и судьба проблемного кредита будет определена с учетом всех возможных вариантов. Кстати, так называемые штатные юридические службы банков (их могут называть «досудебными», «предсудебными» отделами), в сущности, мало чем отличаются от классических коллекторских агентств. В этом еще одна причина обращения банка к коллекторам – небольшие банки просто не могут иметь в штате «юридические» отделы.

В существовании коллекторов заинтересованы в первую очередь банки. Их агрессивная политика, направленная на то, чтобы любой ценой впарить гражданину кредитный продукт, не учитывает того, что кредит – это обоюдный риск. Банки в погоне за прибылью подходят к выдаче кредитов безответственно, не учитывают риск невозврата, а зачастую даже не проверяют материальные возможности заемщиков по содержанию кредитов. С агрессивной рекламой банковских продуктов сталкивается почти каждый. На частые звонки банков с предложением оформить, например, кредитную карту, приходится долго объяснять банку, что тебе не нужны заемные средства не потому, что ты такой богатый, а потому что предлагаемые банком условия кредита являются кабальными.

Попавшие в кабалу граждане тоже виноваты. Конечно, у каждого могут сложиться тяжелые жизненные обстоятельства, но, безусловно, нужно как-то рассчитывать свои финансовые возможности прежде, чем брать кредит.

Третий закон Ньютона гласит: всякое действие порождает противодействие. Наряду с коллекторами стали появляться и антиколлекторы. Некоторым, вероятно, доводилось встречать объявления типа «поможем законно не платить долг». Сама формулировка такого объявления, мягко говоря, не вполне правомерна, но производит хороший рекламный эффект. Антиколлекторы – это юристы, которые помогают заемщикам при взаимодействии с банками и коллекторами, представляют интересы заемщиков в судах. Естественно, всякий труд должен быть оплачен, в том числе и труд антиколлектора. Поскольку у клиента антиколлектора по определению денег нет (иначе он бы просто погасил свои долги и не нуждался бы в услугах антиколлектора), а работать «взаймы» антиколлектор вряд ли станет, то перспективы такого бизнеса с точки зрения прибыльности сомнительны. Если только это не общественные правозащитники, робины гуды, благородно помогающие попавшим в беду заемщикам. Однако и они хотят кушать, следовательно, деятельность таких правозащитников должен кто-то финансировать.

В последнее время законодатели активизировались в решении проблемы с долгами в целом и с коллекторами в частности. Но эти попытки принципиальным образом ничего не изменяют.

Например, в 2015 году вступил в силу закон о банкротстве физических лиц, о котором много писали, много говорили, которого ждали... Как это ни парадоксально, но объявить себя банкротом сегодня может только богач, ведь чтобы начать процедуру банкротства, размер долгов физического лица должен составлять не менее 500 тысяч рублей. Первыми банкротами стали как раз олигархи, представители богемы и один депутат Госдумы. Сама процедура банкротства сложна и недоступна для простых граждан.

В 2013 году был принят Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)», который преподносили чуть ли не как победу над коллекторами. На деле коллекторам просто запретили звонить заемщикам по ночам и в начале общения называть свои (ну, или выдуманные – как проверишь?) фамилии, имена и отчества, что коллекторами успешно игнорируется. Да и эти обязанности возлагаются на коллекторов при работе только по потребительскому кредиту. Также этим законом коллекторам запретили «причинять вред заемщику» (какой законодательный прорыв!), но опять же только заемщику по потребительскому кредиту. А если речь идет об иных обязательствах, то вред причинять можно?

17 февраля 2016 г. в Госдуму был внесен законопроект, авторами которого стали видные единороссы, в том числе руководители обеих палат парламента С.Е.Нарышкин и В.И.Матвиенко, «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов». Этот законопроект носит рамочный характер, он откровенно слабый, не учитывает природу коллекторской деятельности (даже слов «коллектор» по-прежнему отсутствует) и на защиту заемщиков повлияет незначительно (кстати, заемщики в законопроекте названы «должниками», а мы помним, кто именно любит их так называть). Некоторые новеллы: предлагается, например, запретить коллекторам звонить заемщику (должнику) более одного раза в сутки и приходить к нему же более раза в неделю, представителем заемщика (должника) может быть только адвокат (новелла не в интересах антиколлекторов). Законопроектом запрещается применение к должнику физической силы либо угроза ее применения, угроза убийством или причинение вреда здоровью (очередной законодательный прорыв!). Словом, жалкие законодательные попытки ввести коллекторскую деятельность в правовое поле – это признак слабости государства.

Легализовать коллекторскую деятельность – то же, что легализовать оборот наркотиков, или проституцию, или воров «в законе». Это означает, что государство фактически снимает с себя функцию по взысканию долгов и делает в этом отношении бессмысленной и судебную систему, и судебных приставов. Это может стать началом пути к полному самоустранению государства от его основных общественных функций.

Задача законодателей должна быть ликвидация коллекторов как класса и возвращение государству его непосредственных функций. Если кредитор считает, что его права нарушены заемщиком, он должен пойти в суд, получить решение, обратиться к приставам и инициировать исполнительное производство. Если такой путь не устраивает кредитора, то это его проблемы, он вправе простить долг. С другой стороны, должник будет осознавать неотвратимость выплаты им долга после решения суда.

Для этого, прежде всего, необходимо выбить правовую почву из-под ног коллекторов – полностью изъять цессию из гражданского законодательства, скорректировать положения об агентском договоре, криминализировать коллекторскую деятельность либо путем внесения в Уголовный кодекс новой статьи, либо путем корректировки статей 209 (бандитизм) и 163 (вымогательство).

Понимание того, что коллекторская деятельность не только не может быть урегулирована правом, но что она изначально преступна по своей природе, должно послужить базисом для действительно полезных изменений законодательства.

Форум-МСК 



© .....