Мнение экспертов

«Капитализму приходит конец»: Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить
12.01.2016
Третья промышленная революция будет осуществляться по принципиально иной модели, нежели первая и вторая. Перемены будут не спускаться сверху правительством, а распространяться на горизонтальном уровне, будучи понятными и прозрачными для всех. Дальше...»




Высокие технологии в Белоруссии
12.02.2014
Валерий Вильямович Цепкало

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки.  Дальше...»

Кому в Китае жить хорошо


Андрей Владимирович Иванов
06.11.2016

О преобразованиях в Китае слышали все. Но мало кто верил еще лет десять назад, что несмотря на ошеломляющую статистику роста, Поднебесная сможет стать одним из мировых лидеров. Тем не менее, это уже почти свершившийся факт. По приглашению посольства КНР в Москве мне удалось неделю провести в Китае в составе делегации российских журналистов. И увиденное впечатлило сильно. Страна небоскребов


В 2005 году вышел фильм «Голубой Китай» (голубой — по цвету производимых в КНР джинсов), рассказывающий о непростой судьбе рабочих Поднебесной, производящих для всего мира дешевые товары. С тех пор всё радикально изменилось. И главное — в лучшую сторону.

Любители авторского и документального кино (фильм не шел на больших экранах) узнали, как подростки, приехавшие на заработки в города из деревень, работают по 14−16 часов в сутки, живут в тесных общежитиях, имеют всего один выходной в месяц (чтобы переправить деньги родственникам) и получают около 60 долларов в месяц. «Если будешь работать плохо сегодня — будет трудно найти работу завтра», — призывали рабочих к «сознательности» нарисованные на стенах цехов иероглифы. И именно дешевизной рабочей силы объяснялись завалы китайских товаров на рынках всего мира.

Сегодня дешевых товаров из Китая поуменьшилось. Наоборот, китайские компании переводят производство в другие страны, в том числе и в Россию. А сама Поднебесная, накопив за прежние годы необходимые ресурсы, поставила амбициозную задачу: к 2050 году стать лидером в инновационных технологиях. Судя по тому, что все предыдущие планы выполнялись с опережением, Китаю удастся достичь и новой цели.

Но обо всём по порядку.

Первое, что видишь в Пекине — огромное количество небоскребов. Этакий «Москва-Сити», только огромный по площади. Офисные башни, гигантские торговые центры, циклопические административные здания, громадины театров. В Пекине всё большое. И повсюду — башенные краны. Пекин продолжает отстраиваться.

Вообще, строят в Китае очень быстро. Наглядно это видно на примере так называемого «русского» квартала Ябао. В начале 1990-х в квартале началась бойкая уличная торговля с нашими челноками. Тогда многим нашим гражданам сложно было найти иную работу, и они ехали в Пекин за теми самыми дешевыми шмотками и увозили их в клетчатых сумках, дабы продать за прилавком на рынке в своем городе. Сейчас на месте уличного рынка несколько небоскребов с различными магазинами, рядом стоит роскошный «Житан-отель» (отель «Дружба») для наших предпринимателей. Да и сумками товар уже никто не возит. В Пекин едут для осмотра товара, а отправляются они железнодорожными вагонами.

Правда, возить из Китая становится всё невыгоднее. Зайдя в один из современных центров, видишь, что цены на куртки, брюки, сумки и ремни в московских гипермаркетах дешевле.

И это неудивительно. В 1999 году вышла книга российского публициста Андрея Паршева. В ней автор писал, что из-за климата содержать рабочих в России намного дороже, чем в жарких странах. Расчет делался простой: российскому труженику нужно отапливаемое жилье, теплая одежда и калорийная пища, а в Китае достаточно построить фанерные общежития, обеспечить всех майками, шортами и легкими в выращивании овощами. Отсюда делался вывод, что Китай всегда будет «всемирной фабрикой», а в России никто производство строить не будет. Жизнь показала, что предположения ошибочны.

Дело при этом вовсе не в изменении климата. Автор не учел, что помимо чисто экономических факторов существует и государственная политика. И она может быть всецело направлена на улучшение жизни людей.

Сегодня зарплата рабочего в Пекине достигает 10−12 тысяч юаней. По нынешнему курсу около 10 рублей за юань это почти 100−120 тысяч рублей. И по 14 часов в день уже никто не работает, нормальный восьмичасовой рабочий день. В Поднебесной даже задумались над переходом к четырехдневной рабочей неделе к 2020 году, пока новый формат занятости ввели в качестве эксперимента в нескольких городах. Причиной всему — резкий рост производительности труда за счет внедрения роботов и механизации рабочих процессов.

Кстати, живут теперь городские жители Китая не как муравьи в тесных общежитиях, а как представители европейского среднего класса в благоустроенных квартирах. Кое-где в Пекине остались еще пятиэтажки середины 1980-х, то есть времен начала реформ, похожие на наши «хрущевки». Тогда такие дома воспринимались как чудо на фоне одноэтажной традиционной застройки «Сыхэюань» (четыре дома образуют внутренний двор, практически без окон на улицу). Сегодня обычная семья из трех человек (муж, жена и один ребенок) имеет, как правило, стандартную квартиру в 40−50-этажном доме площадью от 100 до 150 кв. метров. Правда, дома стоят друг к другу практически вплотную. Почти полное отсутствие детских, спортивных площадок и газонов компенсируется большим личным пространством дома.

В целом, сравнение уровня жизни в китайских и российских городах не в нашу пользу. В апреле мне пришлось жить в Челябинске. Так вот, в этом промышленном центре средняя зарплата рабочего составляет всего 18−20 тысяч рублей, то есть в пять-шесть раз меньше, чем в Пекине. Кстати, квартплата в Пекине составляет около двух тысяч рублей в месяц (это за квартиру в 100−150 кв. метров), а в Челябинске — все пять-шесть тысяч за меньшую площадь.

Неплохая у жителей Пекина и пенсия. Ее получают в Китае далеко не все, но с каждым годом круг, кому государство обеспечивает старость, расширяется. Сегодня пенсия составляет от 3 до 4 тысяч юаней (примерно от 30 до 40 тысяч рублей). Учитывая, что цены в Москве и Пекине практически одинаковые, можно сказать, что пенсионерам живется сравнительно неплохо. Практически ни у кого в крупных городах нет дач, так что на огородах пожилые люди время не проводят. Но с раннего утра пенсионеры ходят в городские парки, где занимаются гимнастикой, танцами или играют друг с другом в карты, шашки и китайские шахматы (этакие шашки с разными иероглифами). Кстати, на пенсию выходят в Китае мужчины в 55 лет, а женщины уже в 50. Но это связано с переизбытком трудовых ресурсов.

Фото: предоставлено автором

Традиционный образ городов Китая с бесчисленным количеством велосипедистов тоже больше не соответствует действительности. Велосипедистов действительно много, как и передвигающихся на мопедах. Но основная проблема сегодня это автомобильные пробки. Власти Пекина вводят в строй новые дороги и развязки, но проехать всё равно непросто. Пекин по площади примерно как Москва, а живет там почти 35 миллионов человек, и многие могут позволить себе автомобиль.

Для ограничения автотрафика каждый будний день запрещено пользоваться пятой части всех машин: в понедельник, у кого номер оканчивается на 1 и 6, во вторник — у кого на 2 и 7 и т. д. Штраф за выезд в неположенный день — 100 юаней. Больших денег стоит и парковка в своем микрорайоне у дома. Пока в Москве дискутируют на эту тему, с пекинцев уже взимают плату 10 тысяч юаней в год. Примерно столько же стоит годовая страховка. С недавнего времени от всех сборов освобождены владельцы электромобилей. Как результат, по улицам Пекина уже разъезжает много творенийЭлона Маска под маркой «Тесла».

Единственное, что осталось в Китае практически неизменным, это традиция есть на улице. В любом городе и на любом перекрестке можно встретить жаровню на колесах, и вокруг, как правило, всегда много людей. Готовят мясо, овощи. Вокруг быстро вырастают небольшие столики и стульчики, за которыми сидят вполне себе приличного вида люди.

Разрыв поколений

Необходимо отметить, что далеко не все в Китае успевают за инициированной сверху модернизацией. Кто-то вписывается в новые правила, а кто-то остается за бортом системы. Особенно этот разрыв виден на примере разных поколений. Многие китайцы среднего и пожилого возраста одеты достаточно скромно. И не знают английского, иностранцев даже будто немного пугаются.

А вот почти все молодые люди в Китае — сегодня хипстеры. Одеваются модно, не вылезают из гаджетов, хорошо говорят по-английски. Если не знаешь, как найти дорогу, то можно смело подойти к любому молодому человеку или девушке. Улыбнутся, посмотрят маршрут по навигатору и проводят до нужного места, хоть бы идти пришлось и пару километров.

Новое поколение вообще отличает стремление больше познать. Детей стараются отдать во всевозможные секции. В музыкальную школу, художественную. У нашего экскурсовода Мити, как он сам представился, восьмилетний сын еще ходит в кружок по робототехнике, сейчас такие направления дополнительного образования особо популярны.

До недавнего времени был запрет на рождение второго ребенка. Если у имеющегося ребенка появлялся братик или сестричка, семья должна была выплатить штраф 200 тысяч юаней (около 2 миллионов рублей). Понятно, что в одного-единственного родители стараются вложиться по максимуму.

Кстати, высшее образование в Китае платное. И родители должны заранее подумать над будущим отпрыска.

Цены растут в Поднебесной быстро. Еще два года назад проезд в пекинском метро стоил 2 юаня, сегодня — от 3 до 8, в зависимости от расстояния. Проезд в автобусе обходился в 0,6 юаня, теперь — в два.

Рыночные отношения активно вытесняют прежнюю систему господдержки. Старики вспоминают, что раньше государство субсидировало практически всё, теперь молодые жалуются на дороговизну жизни, необходимость за всё платить. Правительство решило, что раз люди достигли определенного уровня благосостояния, то могут обеспечивать больший финансовый оборот.

Хотя многие социальные льготы пока остались. Скажем, распределение квартир среди хороших работников. В среднем в Китае квадратный метр жилья стоит около 2 тысяч долларов, в Пекине квартира в 100 кв. метров — около 5 млн. юаней (чуть меньше 50 млн. рублей). Ипотеку получить тоже непросто. Зато отличившиеся на госслужбе работники могут квартиру получить от государства. Или, скажем, вопрос с детским садом. Обычный обойдется в тысячу юаней в месяц, а ведомственный (профсоюз поможет) — всего в 70 юаней.

Вообще, в Китае хорошо видны «болезни роста». Многие быстро разбогатевшие китайцы демонстративно подчеркивают свое благосостояние. Дорогие костюмы, золотые часы, автомобили гоночных моделей — таковы аксессуары «новых китайцев». Золотая молодежь носит слишком яркую одежду, красит волосы в кислотные цвета, делает немыслимые прически. Недавно появилась мода еще водить за собой идеально ухоженную собаку дорогой породы.

Государство осознает верность поговорки «можно увезти девушку из деревни, но сложно вытравить деревню из девушки», а потому старается проводить реформы аккуратно. Сейчас в городах живет около 250 миллионов внутренних мигрантов, выходцев из сельской местности. Их обустройство — одна из важных проблем Китая.

Есть план к 2030 году переселить в города еще 300 миллионов человек. Эти города уже построены. Жилые кварталы, административные здания и учреждения культуры, разбиты парки, установлены даже бронзовые памятники на площадях. Но пока эти города пустые. Видимо, ждут, когда вырастет новое поколение, которое по своему духу будет городским.

В то же время поражает удивительная терпимость китайцев друг к другу. Людей везде действительно много. В метро, автобусах, на площадях и в госучреждениях. Причем по одним и тем же улицам ходят состоятельные люди в дорогих костюмах и местные попрошайки. Но никакой злобы не чувствуется, все искренне улыбаются друг другу. К любому китайцу, будь это бизнесмен или уличный торговец можно спокойно подойти и сфотографировать. Люди с удовольствием позируют. И города кажутся абсолютно безопасными даже ночью. Кстати, китайцы очень любят гулять по ночам и сидеть в кафе. А уж процессу потребления пищи люди отдаются полностью.

Китайцы о России

До сих пор к нашей страны у жителей Поднебесной теплое отношение. С большим восторгом китайцы принимают в своих театрах наши балетные труппы и ходят на выставки российских художников. Популярны наши эстрадные исполнители.

У такой любви к нашему искусству давние корни. Зам. директора департамента стран Европы и Центральной Азии МИД КНР Ван Синин признался, что его любимые книги — трилогия Максима Горького «Детство. В людях. Мои университеты». «А вообще, каждый должен прочитать Николая Островского «Как закалялась сталь», — сказал чиновник.

Как рассказал нам посол России в Китае Андрей Денисов, еще в 1970-е годы каждое 7 ноября на китайском телевидении шли фильмы «Ленин в октябре» и «Ленин в 1918 году». И сегодня, общаясь с некоторыми русскими партнерами по бизнесу, китайцы иногда восклицают: «Вы похожи на большевика Матвеева».

В последние годы активно развивается туризм в российском направлении. Причем люди едут в Россию, как говорят, «подышать чистым воздухом». Многие искренне думают, что в России красивая природа, чистый воздух и чистая вода. Знакомые просят туристов привезти из нашей страны колбасу и сосиски, потому что «в них много мяса». Есть и такое новое веяние как «красный туризм» — по местам революционной славы. Едут в Москву к Мавзолею и в колыбель революции Санкт-Петербург, едут в Ульяновск, где родился Владимир Ленин, и в Казань, где он учился.

При этом многие восхищаются Владимиром Путиным и представителем МИД РФ Марией Захаровой. Китайские чиновники прямо говорят, что возвращение Крыма восприняли с восторгом. Все увидели, что с Соединенными Штатами можно вести себя жестко. И если смогла Россия, то сможет и Китай, обладающий большей экономической мощью.

При этом в России сложилось ложное представление о развитии совместных бизнес-проектов. Китайцы говорят, что понимают устройство американского бизнеса, но опасаются непредсказуемости российского. Поэтому когда субъекты РФ Дальнего Востока объявляют о новых планах, китайцы предпочитают посмотреть, придут ли японские, корейские инвесторы, чтобы идти уже по проторенной дорожке.

Но главным направлением сотрудничества с Россией в Китае считают политическое. Ван Синин с удивительной для дипломата откровенностью сказал, что Китай считает нынешнее мироустройство несправедливым, но добровольно Соединенные Штаты не откажутся от однополярной модели мира. «Русские — очень боевитая нация. Мы рукоплескали, когда ваши футбольные болельщики побили английских фанатов во Франции», — намекнул китайский чиновник на роль России в формирующемся союзе РФ и КНР…

Уровень развития любой страны определяется не только богатством ее столицы, но и состоянием провинций. В России Москву многие называют отдельным государством: жизнь в ней и в регионах отличается разительно, причем предпосылок на изменение ситуации не так уж много. Возможно, ценным может оказаться китайский опыт регионального развития, с которым нам удалось познакомиться во время поездки в Поднебесную в составе делегации российских СМИ.

В прошлый раз мы рассказывали о современной жизни в Пекине. Сегодня речь пойдет о провинции Шэньси.

Пути и дороги

Столица провинции Шэньси — город Сиань с населением около восьми миллионов человек. Он был столицей Китая на протяжении 13 правящих династий, и в нем сохранилось много исторических памятников. Пожалуй, самый известный из них — терракотовая армия императора Цинь Шихуанди, правившего в III веке до н.э.

Сегодня Сиань — это обычный по китайским меркам провинциальный центр. Не самый богатый, но и не самый бедный.

Город находится в географическом центре Китая, примерно в 1200 км от Пекина. Расстояние приблизительно такое же, как от Москвы до Уфы. Но если от Москвы до столицы Башкирии придется ехать около полутора суток, то путь от Пекина до Сианя занимает всего пяти часов.

Дело в высокоскоростных железнодорожных магистралях. Их начали строить лишь в конце 90-х, а сегодня они охватывают почти все крупные города, имеют общую протяженность свыше 22 тысяч километров (это больше, чем в Японии и Европе вместе взятых). И если вначале Китай использовал французские, японские и канадские технологии, то сегодня стал в них признанным лидером. Как в сфере строительства самих путей, так и в производстве подвижного состава.

Фото: предоставлено автором

На достигнутом в Китае останавливаться не собираются. В этом году на развитие высокоскоростных дорог выделено 800 млрд. юаней (примерно 8 трлн. рублей по нынешнему курсу). Для сравнения — все расходы российского бюджета в текущем году составляют всего 16 трлн. рублей.

Все знают про «Сапсан», курсирующий между Москвой и Санкт-Петербургом. Но только на участке длиной около 60 километров поезд развивает скорость около 200 км/час. Причина этого — старое полотно. Для скоростных поездов нужны новые шпалы и новые рельсы. Для нас это оказалось слишком дорого, китайцы — полностью переложили пути. Поэтому большее время поезд едет со скоростью около 300 км/час.

Применим ли этот опыт для нас — большой вопрос. В Китае продолжают говорить о строительстве высокоскоростной магистрали Москва-Казань, которая должна стать частью проекта «Нового Шелкового пути». Но и в Китае высокоскоростные дороги находятся на грани окупаемости.

Билет от Пекина до Шэньси стоит 515,5 юаней (примерно 5 тыс. рублей). Но в Пекине живет почти 35 миллионов человек, в Сиане — 8 миллионов, на пути еще несколько остановок в городах с населением от миллиона до пяти. Причем на месте бывших сел строятся небоскребы.

Фото: предоставлено автором

В Москве живет 14 миллионов, в Казани — миллион, в Нижнем Новгороде — полтора, во Владимире — 350 тысяч. И если в Китае скоростные поезда отходят от перрона каждые 10 минут, и все билеты проданы, то в России ездить будет просто некому.

От лавки с сувенирами к центру инноваций

В провинции Шэньси сегодня живет около 38 миллионов человек. Примерно столько же, сколько в нынешней Украине (после утраты Крыма и Донбасса) или в Польше. Но если ВВП Украины составляет сегодня в абсолютном выражении около 90 млрд. долларов, а ВВП Польши около 500 млрд., то объем экономики провинции Шэньси оценивается почти в триллион долларов.

Правда, сложно Шэньси сравнивать с суверенным государством. В речах чиновников, в профессиональном уровне переводчиков чувствуется некая «провинциальность». С другой стороны, сохранившиеся, наверное, со времен мандаринов сложные этикеты во время официальных приемов и неформальных застолий, никак не свидетельствуют о низкой степени адекватности руководителей. От чиновников Шэньси не услышать резких и фантастических заявлений, которыми любят смешить окружающих депутаты Верховной Рады и министры «незалежной»…

В любом развитии главное динамика.

Терракотовую армию — захоронение керамических воинов и лошадей — случайно нашли в 1974 году, когда крестьяне бурили артезианскую скважину. Это стало величайшим открытием в истории мировой археологии.

Еще в середине 1990-х Шэньси не могла похвастаться другими достопримечательностями. Власти провинции всерьез рассматривали возможность экономического развития региона за счет иностранного туризма. Думали над прямыми рейсами из США в Сиань. Другие перспективы выглядели крайне туманными.

Скоростные поезда еще не ходили, да и на обычные у простых китайцев не было денег. Авиабилет был не по карману подавляющему большинству. Так что даже на внутреннем туризме заработать было нельзя.

Сегодня провинция Шэньси — крупный в Китае центр машиностроения, авиастроения, производства космических аппаратов.

Как рассказала нам заместитель губернатора провинции Ван Лися, Шэньси занимает сегодня второе место в Китае по росту экспорта и импорта. Восемь из каждых десяти крупнейших корпораций мира уже сделали инвестиции в провинцию. Более 300 фирм Шэньси, в свою очередь, сделали инвестиции в 80 странах мира. За последние три года провинцию посетили 17 глав государств.

Шэньси богата природными ресурсами, в том числе нефтью. После падения мировых цен на «черное золото», пришлось задуматься над коренным переустройством промышленности и развитием инноваций. Сегодня нефтяной сектор дает лишь 9% ВВП региона, зато остальная промышленность — около 50%, еще 40% - сфера услуг.

Сейчас ВВП на душу населения здесь составляет 7100 долларов в год. Это чуть меньше, чем в среднем по России и в 3,5 раза больше, чем на Украине.

Как и во всём Китае, в Сиане люди любят гулять в свободное время, пенсионеры занимаются гимнастикой в парках.

Быстрое развитие обуславливает и успешное формирование гражданской нации. В Сиане большая мусульманская община уйгуров (примерно 120 тысяч человек). Но многие межнациональные и межрелигиозные трения остались в прошлом. Проект «общества средней зажиточности» объединяет всех.

При всём при этом Шэньси пока экономически относится к регионам Западного Китая, то есть наименее развитым, занимая в рейтинге развития провинций 15-ю строчку из 31. Но в планах — стать крупнейшим центром инноваций Китая. Учитывая достигнутое, планы китайских чиновников не выглядят фантастическими.

Кстати, терракотовую армию сегодня действительно едет посмотреть много иностранных туристов. Но намного больше — туристов внутренних. Толпы китайцев из разных регионов с большим интересом ходят по залам выстроенного на месте исторической находки музейного комплекса. Ведь добраться до Сианя можно из любого города всего за несколько часов и за приемлемую сумму.

Порт на суше

Действительно, что поражает воображение в Шэньси, это строительство нового логистического центра. Или, как говорят в Китае, «сухого порта».

Из Сианя в древности начинался Великий Шелковый путь. Когда в 2013 председатель КНР Си Цзиньпин объявил о начале проекта «Один пояс — один путь», власти Шэньси задумались над участием в новом проекте.

Сиань находится в географическом центре Китая. Это выгодное местоположение решили использовать с максимальной эффективностью. Товары из Восточного и Южного Китая будут складироваться под Сианем, а потом грузиться на железнодорожные вагоны и отправляться далее, в Европу. Причем ожидается товарооборот в обе стороны.

Уже построены полностью автоматизированные склады. Ходят пробные составы из Казахстана. Оттуда в Китай прибывает масло, которое пользуется большой популярностью у китайцев.

«Наши первые успехи свидетельствуют о том, что мы добьемся намеченной цели. Товарищ Си Цзиньпин, когда посетил склады, высоко оценил нашу работу», — рассказали нам руководители логистического центра.

Правда, вызывает разочарование, что основной маршрут «Нового Шёлкового пути» лежит в обход России. По территории нашей страны экспортировать товары быстрее и дешевле, да и преодолевать придется всего две таможни на границах Евразийского экономического союза (в Казахстане и Белоруссии). Видимо, существуют какие-то административные препоны и отсутствие четких договоренностей с российской стороной.

По плану, логистический центр будет занимать площадь около 50 квадратных километров (примерно вдвое больше, чем исторический центр Москвы в пределах Садового кольца). С жилыми комплексами, складами, дорогами, железнодорожным вокзалом, международным аэропортом.

Уже построено здание, где будут располагаться редакции профильных журналов, пишущих исключительно про складское дело и новации в логистике. По размеру этот офис сравним со зданием МГУ на Воробьевых горах в Москве.

Самое главное, что такой логистический центр в Китае будет не единственным. Всего планируется построить около 80 транспортных узлов, которые будут обеспечивать проект «Нового Шёлкового пути».

Русские, добро пожаловать!

Не менее впечатляющим выглядит строящийся под Сианем инновационный центр. Вернее, это будет не просто центр, а инновационный город Фондон, площадью примерно в 50 квадратных километров. Там предполагается разместить научные лаборатории, производственные цеха, офисы высокотехнологичных компаний.

Площадь российско-китайского инновационного центра «Шёлковый путь» составит около четырех квадратных километров. Уже построены офисные здания площадью свыше 50 тыс. кв. метров (для сравнения — площадь комплекса «Сколково» — 20 тыс. кв. метров). Пока они стоят пустые и ждут инвесторов. Работают только сувенирные лавки с продукцией всех стран-участников «Нового Шёлкового пути». Достаточно необычно видеть китаянок в русской или узбекской национальной одежде.

Опыт развития инноваций на постсоветском пространстве действительно приходит на ум, когда видишь масштабы построенных зданий. Центр в Сколково строили много лет, и пока ощутимых результатов нет. Парк высоких технологий в Минске, который сегодня приносит около миллиарда долларов чистой прибыли в год, строился несколько лет и по масштабу зданий сильно уступает местному российско-китайскому центру. Который, подчеркнем, сегодня стоит совершенно пустой.

Спрашивается, на что рассчитывали китайцы, когда вкладывали большие средства в возведение офисных центров для россиян, когда они в России строятся в меньших масштабах и намного дольше?

Оказывается, российские инновационные предприятия, которые захотят работать в Китае, будут на первое время освобождены от налогов. Ученым, изобретателям и исследователям готовы предоставить комфортные условия для жизни (новый инногород обещают сделать «самым зеленым») и для работы.

Так что если молодому, но перспективному научному сотруднику академического института надоели суета Москвы, грошовая зарплата и полуразваленные лаборатории, то добро пожаловать в китайскую провинцию Шэньси. Не самую богатую, но и не самую бедную.

http://svpressa.ru/travel/article/159520/ 


http://svpressa.ru/economy/article/159842/

 



© .....