Мнение экспертов

«Капитализму приходит конец»: Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить
12.01.2016
Третья промышленная революция будет осуществляться по принципиально иной модели, нежели первая и вторая. Перемены будут не спускаться сверху правительством, а распространяться на горизонтальном уровне, будучи понятными и прозрачными для всех. Дальше...»




Высокие технологии в Белоруссии
12.02.2014
Валерий Вильямович Цепкало

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки.  Дальше...»

Назло изоляционисту Траму: глобальный капитал готов сбежать из США в Китай?


Дмитрий Николаевич Родионов
29.01.2017

После прихода к власти в США изоляциониста Дональда Трампа, который обещает провести в стране новую индустриализацию, транснациональный капитал может перебраться из Штатов в Китай. Первый шаг к трансформации мировой экономики сделан

Вечером в понедельник канал CNN показал, как президент США Дональд Трамп в торжественной обстановке подписывает выход США из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). Это стало одним из первых указов Трампа в его должности, в которую он вступил всего тремя днями ранее.

Все логично. Транстихоокеанское партнерство, вместе с Трансатлантическим торговым и инвестиционным – это достижения предшественника Трампа Барака Обамы, части его общего интеграционного проекта, согласно которому (по словам самого Обамы), «будущие правила международной торговли должны писать американцы».

Замысел Обамы был в том, чтобы окончательно подчинить крупнейшие рынки мира Вашингтону. Собственно говоря, США и без того являлись крупнейшей экономикой мира, но данное закрепление их в качестве модератора международной торговли преследовало еще одну важную цель – устранить потенциальных конкурентов. Таковых было два: Китай и Россия.

Россия, разумеется, в меньшей степени. В чисто экономическом плане Москва не представляла серьезной опасности ни на момент рождения проекта, ни в обозримой перспективе. Однако Россия представляла опасность в политическом плане, особенно после того как начала демонстрировать наличие собственных интересов и умение их отстаивать сначала на Украине в 2014-м, а потом в Сирий год спустя.

Впрочем, говоря о полном отсутствии угрозы для США в экономическом плане, я тоже немного лукавлю. Все-таки проект единого торгового пространства от Владивостока до Гибралтара существовал и мог обрести вполне реальные черты, что Вашингтону было совершенно не нужно – ведь он хотел самостоятельно писать правила торговли и навязывать их всему миру. Именно для этого и был реализован проект «Евромайдан» – истинными целями которого было: поссорить Россию и Европу на годы вперед, надолго лишить перспективы смычку Москвы и Берлина, а в идеале и вовсе втянуть Россию и Европу в войну, которой не видно было бы конца, причем войну не только холодную.

Собственно говоря, целей-минимум американцы добились. Ни о какой зоне свободной торговли с участием России и Европы теперь не может быт и речи, зато Европе практически насильно навязали таковую с США, вернее свободной она была разве что в одну сторону. ТТИП для европейцев был такой же кабалой, как соглашение о свободной торговле с Европой в рамках «евроассоциации» для украинцев: то есть вы нам свои рынки открываете целиком и полностью, а мы насчет своих посмотрим, да еще кучу ограничений и квот придумаем. Смысл таких соглашений – полный захват рынка «партнера» и фактическое уничтожение его производства.

В плане ударов по потенциальным конкурентам, конечно же, важнее было Транстихоокеанское партнерство, ибо нацелено оно было в первую очередь против Китая, который с экономической точки зрения для Штатов в десятки раз опаснее. На долю членов партнерства (помимо США, это Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, Чили и Япония) приходится 40% мировой экономики и 30% мировой торговли. Это огромные рынки. И Китай вместе с Россией от них фактически отрезались.

Тут, конечно, возникает вопрос: как же так? Ведь Трамп еще до вступления в должность фактически назначил КНР главным геополитическим врагом США и объявил Поднебесной едва ли не торговую войну. Зачем уничтожать проект, созданный Обамой исключительно для сдерживания Китая?

Ответ прост: тут столкнулись два важных для Америки противоречия. ТТП било напрямую не только по КНР, но и по американским производителям. Выгодно оно было исключительно «транснационалам», которым, разумеется, интереснее иметь производство в странах Азии или в Мексике просто потому, что там дешевая рабочая сила. А это означает безработицу в самих Штатах и потерю конкурентоспособности товаров, произведенных собственно американскими производителями. Последние – это те, кто стоят за Трампом, кто обеспечил ему победу. Новый президент США обещал вернуть в Америку рабочие места, по сути, это его главный лозунг. За это избиратели Трампа и голосовали по большей части.

Ситуация, конечно, сложная. С одной стороны, ТТП способствовало восстановлению влияния США в Азии и уменьшало влияние Китая (по подсчетам экономистов Поднебесная могла бы потерять порядка 0,3% от торгового оборота). Однако при этом главными выгодоприобретателями ТТП становились вовсе не Штаты, а Вьетнам и Малайзия, которые получили бы доступ к американским рынкам.

Выбирая между возможностями насолить Китаю и возвращением индустриальной мощи США, Трамп как последовательный национал-капиталист и протекционист выбрал второе. Тем более что собственно для американской экономики, кроме вытеснения Китая с азиатских рынков, иных практически не было.

«Вы знаете, что означает этот выход? Мы говорили об этом долгое время. Это большое дело для американских рабочих, то, что мы сейчас сделали», – заявил Трамп, подписывая свой указ.

Как стало известно, выходом из ТТП Трамп ограничиваться не намерен, и уже анонсировал выход США из Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА) с Канадой и Мексикой. Похоже, новый американский президент всерьез взялся за восстановление «Ржавого пояса» Америки.

При этом Трамп, по сути, сделал Китаю шикарный подарок. Ликвидация ТТП (а выход из него США означает ровным счетом именно это) приведет к пересмотру торговых соглашений со странами – бывшими участницами партнёрства, что для КНР крайне выгодно. Сумеет ли Поднебесная воспользоваться этим подарком? Не сомневаюсь.

Вообще враждебность Трампа (да и его предшественника) по отношению к Китаю понятна. Когда-то давно США с подачи Киссинджера «открыли» Китай для того, чтобы экономически (а в идеале еще и политически) столкнуть его с СССР. Китайская экономика оказалась более конкурентоспособна и сумела быстро перестроиться в период крушения социалистических режимов по всей планете, превратившись, с одной стороны, во влиятельного участника международных экономических процессов, вобрав в себя элементы рынка, с другой – сохранив свою уникальность при политическом контроле и закрытости страны. Китай быстро превратился во всемирную фабрику, что было очень выгодно «транснационалам».

Однако правящая глобалистская элита не учла одного момента. А может, учла, но понадеялась на то, что этот момент удастся как-то оттянуть. Китай стремительными темпами наращивал экономические (а заодно и военные) мускулы, зависимость от него тех же «транснационалов» стала очевидна. Дошло до того, что Пекин научился влиять на мировые валютные процессы при помощи нехитрых манипуляций рычагами, вложенными ему в руки самими Штатами.

Думаю, все слышали недавнее интервью Анатолия Чубайса об «ужасе в Давосе». Ужас этот, понятно дело, пока чисто политический (в экономике пока ничего не предвещает беды, как в 2009-м, с которым сравнивает нынешнее оцепенение глобалистов Чубайс) и связан с непредсказуемостью Трампа. Хотя Трамп уже начал вполне предсказуемо. На что в том же Давосе отреагировал видный представитель «транснационалов» Джордж Сорос, заявив, что в США к власти пришел диктатор, который неизбежно развяжет войну с Китаем, причем, не только торговую.

Пять лет назад я написал текст под названием «Сны об Америке или Готов ли удав капитализма сбросить кожу?» Тогда еще не было никакого Трампа и ужаса в Давосе, и даже его предчувствия. Статья была скорее из серии политической футурологии – размышление о том, что будет, если однажды «транснационалы» перестанут воспринимать США в качестве своего «гнезда», в качестве своей условной Родины (условной потому, что они патриоты своих транснациональных капиталов, а не США, и современный глобальный капитализм мало напоминает капитализм изначальный, зарождавшийся во времена Маркса в качестве явления национального)?

А будет то, что они начнут искать для себя новую площадку. Ведь глобальному капитализму, по сути, все равно, где он будет «гнездиться». До этого он «гнездился» в Британской империи, потом в США. Выбор страны обусловлен ее способностью играть роль «мирового жандарма», быть модератором экономических процессов, держать мировую экономику при помощи своей валюты, ну, и подкреплять это наличием мощного военного кулака, способного решить любую задачу и справиться с любым условным противником, который покусится на ее доминирование. И на протяжении XX века единственной такой страной были США. Пока не пришел Трамп.

Впрочем, Трамп – это следствие, а не причина. Приход Трампа стал знаком глубочайшего кризиса капитализма, столкновения его национальных и транснациональных элит и их интересов. Мировой капитализм, ставший глобальным, победив СССР и соцлагерь, пришел к логическому перерастанию самого себя и своих возможностей, породив новый невиданный кризис, который длится уже не один год, и которому не видно конца. Во всяком случае, в рамках существующей системы.

Кризис глобализма должен был привести либо к социалистическим революциям, либо к появлению национально-ориентированной буржуазии, недовольной существующей системой распределения. Как раз второе и произошло, и логично, что основной всплеск этого недовольства произошел именно в «гнезде» мирового капитала – Соединенных Штатах, что и привело к победе Трампа.

В этих условиях вполне понятен ужас «давосят», которые пока еще не очень понимают, что им делать. И возможно, что они обратятся к уже испытанному временем варианту. Как в свое время властители мира сделали ставку на Америку, сумевшую нарастить невиданную мощь на фоне упадка Европы в результате двух мировых войн, так и их потомки вполне могут переориентироваться, например, на …Китай.

Вот еще интересное из «спича» Чубайса по итогам Давоса:

«Вот, собственно, простая иллюстрация, очень хорошая: посмотрите, Давос открывал генеральный секретарь Компартии Китая – господин Си Цзиньпин речью, которая просто была великолепной, одой рыночной экономике с яркими призывами о необходимости отменять межстрановые торговые барьеры, снижать пошлины, и еще в завершение с заявлением о том, что Китай открывает целый ряд рынков, которые раньше были закрыты. То есть такая суперлиберальная речь, построенная в лучших традициях чикагской школы. Это произошло два дня назад, и практически в это же время Трамп в своем интервью заявляет, что Америку все обижают, что он будет повышать импортные пошлины, и что если немецкие или другие автомобильные концерны построят заводы в Мексике, то им придется платить гигантскую импортную пошлину, которую он введет в Америке. Мир перевернулся».

Все нужные условия в КНР присутствуют: есть и стремительно растущая экономическая мощь (вторая экономика мира, способная стать первой, учитывая «дутость» американской экономики, чье благосостояние подвержено серьезному риску из-за астрономического долга, который Штаты не смогут погасить практически никак, что бы ни предпринимал Трамп), огромный военный потенциал и третий по счету ядерный арсенал.

Серьезным минусом является разве что большое количество населения – которое надо кормить и ублажать (как кормят и ублажают американских избирателей, позволяя им фактически жить в долг за счет остальной планеты на протяжении многих десятилетий), чтобы оно правильно голосовало.

Смущает и политическая закрытость Китая, невписывание его в мировую систему глобальной демократии. Впрочем, экономика ведь первичнее политики. А китайские элиты, уверен, имеют свои интересы, которые при желании вполне можно свести с интересами мировых финансовых элит.

Тем более что социализм – это явление изначально глобалистсткое и не вписывается в рамки национальных государств. Китай все эти годы строил собственный «национальный» социализм, но разве это может стать препятствием для начала экспансии своей модели и своего мировоззрения, когда придет время.

Когда два тигра дерутся, хитрая обезьяна сидит на дереве и ждет, когда эти двое убьют друг друга. Тигры (Россия и США) дерутся достаточно давно. Россия проиграла еще в далеком 1991-м, однако радость от победы США была недолгой, как оказалось. Америку накрыла неизбежная волна кризиса, поставившая под сомнение ее статус сверхдержавы.

Может, пришла пора обезьяне спуститься с дерева и самой стать тигром? Или огнедышащим драконом?

РИА "Новый Регион"



© .....