Мнение экспертов

«Капитализму приходит конец»: Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить
12.01.2016
Третья промышленная революция будет осуществляться по принципиально иной модели, нежели первая и вторая. Перемены будут не спускаться сверху правительством, а распространяться на горизонтальном уровне, будучи понятными и прозрачными для всех. Дальше...»




Высокие технологии в Белоруссии
12.02.2014
Валерий Вильямович Цепкало

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки.  Дальше...»

О негативных тенденциях государственного строительства в народных республиках


Дмитрий Николаевич Родионов
04.02.2015

Каждый мой приезд на Донбасс – это значимое в жизни событие. Эту землю я искренне полюбил за последний год, ее города, ее людей, их героическую борьбу за свободу выбирать свое будущее. И тем сильнее тревога, чем больше передо мной раскрывается не только масштаб трагедии, постигшей Донбасс, но и вся грязь, которая неизбежно сопровождает любые войны, особенно гражданские.

Проект «Новороссия» мне интересен не только как некий форпост мифического «русского мира» или едва ли не первое в новейшей истории действительно социальное народное государство – все это сегодня скорее утопия. Он интересен в первую очередь, как сам по себе государственный проект строительства на руинах стремительно расползающегося исторически неудавшегося проекта «Украина» новой идентичности практически с нуля, не имеющий собственной исторической преемственности (Донецко-криворожскую республику, просуществовавшую меньше года, тут, думаю, в расчет можно не брать).

Да, постепенно уходит в историю романтизм «Русской весны», идея «Большой Новороссии», приходит понимание существующих реалий и необходимость выстраивания государственности с тем, что есть. И если проект «Новороссия» пока остается образованием весьма виртуальным, то ДНР и ЛНР – это состоявшийся факт. Можно сколько угодно рассуждать о полной зависимости республик от Кремля, об отсутствии исторической перспективы, но достаточно взглянуть на ту же ПМР, в которой за 23 года сложилась собственная идентичность, представляющая собой альтернативу той, которую все  эти годы строили в Кишиневе. Думаю, с этим мало кто будет спорить. Поэтому говорить об отсутствии перспектив у ДНР и ЛНР, основываясь на тезисе об отсутствии в них субъектности – несерьезно. Во всяком случаем пока. Хотя и я вынужден признать, что все развивается далеко не так, как хотелось бы не только мне, но и, полагаю, большинству жителей народных республик.

Каждый новый приезд демонстрирует все новые кирпичики этой новой государственности. Вот уже появилась собственная полиция в новенькой форме, которой не было еще осенью, и автоинспекция, гордо разъезжающая на машинах с соответствующей символикой и первыми госномерами ДНР и ЛНР. В ЛНР полным ходом идет борьба с махновщиной, которая, хоть и является на определенном этапе непременным атрибутом гражданской войны, на последующих этапах мешает восстановлению страны. Разрозненные некогда ополченческие подразделения сводятся в народную милицию. И вот тут, наверное, надо остановиться поподробнее, так как мне довелось присутствовать в ЛНР в те дни, когда убили Александра Беднова, более известного как «Бэтмен».

Про Беднова я слышал много разного. И то, что он кристально чистый человек, искренний патриот. И то, что он маньяк и садист. И то, и то, разумеется, от «людей, знавших его лично». Наверное, правду тут надо искать где-то посередине. На войне далеко не у всех выдерживает психика. Во всяком случае, думаю, характеристики в стиле «маньяк» и «садист» можно дать многим полевым командирам – там это нормально. Как и то, что у каждого командира есть свой «подвал». Ликвидация неконтролируемых вооруженных людей – это тоже нормально, прошу заметить. Нормально с точки зрения выстраивания государственности. Нормально,  что любая власть стремится к установлению полного контроля над своей территорией, защите своего суверенитета.

Надо признать, что традиции «махновщины» и «запорожской сечи» на Украине были сильны всегда, а Донбасс достаточное время был частью этой самой Украины. К тому же гражданская война эти традиции в любом случае обостряет, в результате каждый полевой командир на подконтрольной территории становится единственной властью – военной, судебной и прочей. Мы это видели во время большой гражданской войны, мы это видели недавно в том же Приднестровье и особенно -  в Чечне.

Да, бороться с этим надо решительно, и начинать – чем раньше, тем лучше. Только центральная власть должна обладать монополией на легитимное насилие. Да, после выборов 2 ноября у ЛНР и ДНР есть легитимная власть, которой должны подчиняться все, и в этом свете логично требование властей ЛНР о том, что те, кто не перейдет на службу в народную милицию, должны сложить оружие, или будут считаться незаконными вооруженными формированиями.

Однако в истории с Бэтменом смущает несколько моментов. Во-первых, он-то как раз был вполне интегрирован в официальные структуры ЛНР. Во-вторых, весьма сомнительной выглядит версия об уничтожении при сопротивлении попытке ареста на дороге, тем более, что всего за пару часов до того, была возможность арестовать его, когда он был без оружия и без охраны. Многое указывает на то, что не только уголовное дело, но и сама «Генпрокуратура ЛНР» были сформированы «задним числом». Зачем нужна была показательная казнь? А это была именно показательная казнь. Более того, есть подозрения, что Беднов стал «преступником» не в результате какого-то расследования, а по чьему-то заказу, да так, что сами власти ЛНР никак не могли повлиять на происходящее.

Еще совершенно непонятно, зачем уничтожать одно из наиболее боеспособных подразделений республики? Не врагу ли это выгодно? Ленин мог позволить себе манипулировать абсолютно всеми партийными «вождями» и использовать их себе во благо. Сталину это удавалось не столь виртуозно, многих лишних людей приходилось убирать физически. Итоги этих чисток среди комсостава РККА мы видели в начале Великой Отечественной.

Почему нельзя было убрать неугодного командира, как в свое время Стрелкова или того же Беса? Да хоть того же Козицына, хотя там тоже не обошлось без крови. Заметьте, это первое физическое устранение. Если так пойдет и дальше, защищать Новороссию в конце концов станет некому. Увы, но под вывеской «борьбы с анархией»  устраняют наиболее авторитетных и доказавших свою высокую эффективность в бою командиров, ставя на руководящие посты полностью управляемых людей, однако в чьих профессиональных навыках, а также моральных качествах можно усомниться..

Но это то, что видно и очевидно всем. Но есть вещи, о которых не очень принято говорить вслух. Это та же ситуация с гуманитаркой. Вряд ли для кого-то является секретом, что огромное количество помощи просто не доходит до нуждающихся. Те, кто самостоятельно возит гуманитарку, знают, что лучше ее отправлять адресно, контролируя весь путь до самого конца. Хорошо знают о том, как на границе российские таможенники  «трясут» неофициальные грузы – которые не идут через Луганск. Те, кто работает волонтерами, знают, по какому принципу распределяется то, что попадает в официальный Луганск – по принципу лояльности командиров, которые, хоть и неофициально, остаются наиболее уважаемые авторитетами в своих городах (гораздо более, чем новые мэры, назначенные Плотницким) – к ним обращаются за помощью, просят рассудить и прочее.

Так недавно был случай, когда учебники для школ Алчевска «подвисли» на границе на неделю. Не хотели пускать свои же ополченцы, подконтрольные Плотницкому – мол, куда это вам в Алчевск, когда в Луганске еще нет? В некоторых случаях Мозговому приходится лично ездить на границу забирать груз. Кстати, надо отметить, что именно Мозговому приходится тяжелее всего: в то время, как большинство формирований имеют собственные «коридоры», Алчевск от них отрезан. Даже передовая «Призрака» отрезана от штаба позициями Дремова, что создает трудности не только с подвозом продовольствия и боеприпасов, но и со связью – она, как и доставка всего материального, осуществляется через Стаханов. В случае жесткого боестолкновения это может создать огромные проблемы.

Та же ситуация с выплатами. Они есть - кто бы что ни говорил! Но идут по тому же остаточному принципу, что и гуманитарка –в Луганск по полной загрузке, остальным – что останется. Сразу после Нового года я лично был свидетелем очередей за пенсиями и пособиями в Алчевске, в то время, как в Луганске их выдали задолго до того. Выдавали постепенно: сегодня один дом, завтра – второй…Положение Дремова, кстати, несмотря на то, что казаки фактически контролируют большинство транспортных артерий ЛНР, тоже незавидное после того, как он открыто выступил против Плотницкого. Многие уже предрекли ему судьбу Бэтмена.

Неугодных командиров, если и не отстреливают в открытую, то пытаются душить проблемами с доставкой гуманитарки и продукции «военторга» (который работает по все тому же принципу), а их подразделения просто перемалывают в мясорубке продолжающейся позиционной войны. Это к вопросу о торговле углем с Украиной, в которой все любят обвинять всех. Я не вижу смысла осуждать полевых командиров за это (если это, конечно, так), учитывая то, что ситуация не оставляет иного выбора. Когда командир вынужден решать совершенно небоевые задачи – а именно, как ему одеть, обуть, накормить своих бойцов, возникают черные торговые схемы и даже беспредел, в котором представителей народных республик любят обвинять критики: отжимы, поборы и т.п. Кстати, если подразделения, подконтрольные Плотницкому регулярно получают зарплату, обмундирование и вооружение ( по некоторым данным, непосредственно из Москвы), то тем же бойцам «Призрака» зарплаты не платят вовсе, и на каждого выделяется только по три рожка.

О том, какие слухи и компромат ходят на самого Плотницкого и его команду, писать не буду – этого «добра» полно в сети. Важно то, что об этом говорят не только в сети, но и на улицах Луганска и других городов. Люди видят, что под вывеской «народной республики» к власти фактически вернулись старые «хозяева» - управленцы Ефремова и Королевской. И на фоне непрекращающейся войны и лишений идеалы «русской весны», республики без олигархов начинают меркнуть.

Хочу подчеркнуть, что это не значит, что кто-то из-за этого захочет возвращения в состав Украины. Глядя на то, что происходит там, вряд ли кто-то захочет возвращаться в этот ужас, против которого готовы сплотиться все. Но что будет, когда закончится война? Ведь украинская государственность в ЛНР (я тут пишу в основном об ЛНР, но убежден, что большая часть написанного в той же степени относится и к ДНР) закончилась еще прошлой весной, а новая создается, что называется, с очень громким скрипом, напоминая местами масхадовскую Чечню или Сектор Газа.

Понятно, что другого пути нет. Будет весьма  жесткий авторитарный режим, альтернативу которому мы сейчас наблюдаем на «демократической» Украине, власти которой неспособны контролировать собственных боевиков и давно утратили собственную монополию на насилие – там человек с автоматом это и полицейский, и следователь, и судья, и палач одновременно. Но украинской государственности (в том виде, в каком она сегодня существует), уверен, осталось недолго – украинцам еще многое предстоит пройти, чтобы из их голов выветрился оранжево-коричневый туман.  А вот за Новороссию, которую этот туман не затронул, но которая от него пострадала в большей степени, больно уже сейчас. Особенно, когда видишь все собственными глазами.

"Завтра" 



© .....