Мнение экспертов

«Капитализму приходит конец»: Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить
12.01.2016
Третья промышленная революция будет осуществляться по принципиально иной модели, нежели первая и вторая. Перемены будут не спускаться сверху правительством, а распространяться на горизонтальном уровне, будучи понятными и прозрачными для всех. Дальше...»




Высокие технологии в Белоруссии
12.02.2014
Валерий Вильямович Цепкало

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки.  Дальше...»

Сольет ли Москва Приднестровье?


Дмитрий Николаевич Родионов
08.06.2015

Приднестровье вновь оказалось в центре внимания в связи украинским кризисом, в результате чего опять подвис вопрос: сдаст ли Кремль свой бастион на постсоветском пространстве. О возможных перспективах в авторской колонке для РИА «Новый День» пишет российский политолог, руководитель Центра геополитических исследований Института Инновационного Развития Дмитрий Родионов.

В последнее время много разговоров о перспективах размораживания приднестровского конфликта. Более 20 лет, несмотря на неопределенный статус республики, несмотря на многолетнюю экономическую блокаду, организованную ещё в 2006-м году президентом Украины Виктором Ющенко и президентом Молдавии Владимиром Ворониным, все эти годы на берегах Днестра сохранялся мир.

Несмотря на то, что Молдова таки не признала независимости левобережья и явно не планирует делать этого в обозримой перспективе, за эти годы на берегах Днестра выросли новые поколения, не знавшие СССР, привыкшие жить друг без друга. ПМР состоялась де факто в качестве государства. Однако украинский кризис вновь обострил ситуацию в регионе, поставив под угрозу все прошлые достижения в области мирного урегулирования. Терпя очевидное поражение в Донбассе, Киев и его хозяева в Вашингтоне, судя по всему, решили отыграться именно здесь.

Напомню, что очевидно недружественные шаги в отношении российского военного контингента в Приднестровье начались не вчера. Молдавские власти уже давно призывают сменить российских миротворцев на международный контингент и вывести наших военных, охраняющих склад боеприпасов в Колбасне. Однако на прямой разрыв соглашений, подписанных еще в 1992-м году Борисом Ельциным и Мирчей Снегуром, Кишинев, очевидно, пойти не может, да и повода смены формата миротворческой операции попросту нет – российские миротворцы со своей работой прекрасно справляются. Тем не менее, очевидно, что российский воинский контингент в Европе, даже столь немногочисленный, явно кому-то как бельмо на глазу.

С развитием украинского кризиса, когда Приднестровье оказалось отрезанным от России огромной враждебной Украиной, судя по всему, противники ПМР решили пойти ва-банк. Сначала Молдова подписала с Румынией соглашение о том, что румынские войска могут находиться на ее территории без ограничений по сроку. Потом в Кишиневе и вовсе решили принять закон «о защите своего неба», позволяющий сбивать «нежелательные» борты, для чего молдавские парламентарии вознамерились закупить самолеты и вертолеты у НАТО на 240 миллионов долларов.

Спустя некоторое время в Киеве заявили о том, что Украина по просьбе Молдовы ужесточит режим попуска на границе с Приднестровьем и, возможно, закроет небо для российских самолетов. К слову, режим на границе с Приднестровьем был ужесточен новой «майданной» властью почти сразу. Жителей Украины пугали опасностью, исходящей от Приднестровья, границу укрепляли едва ли не сильнее, чем границу с Россией, рыли окопы, вырыли ров вдоль почти 140-километровой границы. Ужесточили таможенный режим и режим пропуска. Уже больше года, как приднестровские россияне лишены возможности выехать из страны на поезде, однако их судьбу уже разделили и многие приднестровские украинцы. Дошло до маразма, когда людей с украинским паспортом просто не пускали на Украину из Приднестровья.

В марте этого года после встречи с румынским президентом Клаусом Йоханнисом Петр Порошенко неожиданно заявил о желании «разморозить» приднестровский конфликт для того, чтобы Молдавия смогла восстановить территориальную целостность. За день до этого на ту же тему высказался генсек НАТО Йенс Столтенберг после встречи с премьером МолдовыКириллом Габуричем. Большой вопрос, почему дела о восстановлении территориальной ценности суверенной Молдовы решают президенты Украины и Румынии? К нему мы еще вернемся.

Далее 21 мая Верховная рада расторгла договор о транзите российских войск через Украину в Приднестровье, а также о военных межгосударственных перевозках и расчетах за них. Примерно в то же время молдавские пограничники начали задерживать российских военнослужащих, следующих в расположение нашего контингента, по сообщениям СМИ, задержано и депортировано уже около сотни человек. По сути, российские миротворцы оказались в ловушке.

Венцом всего этого процесса по фактической разморозке конфликта стало назначение «Мишки-одессита», который уже известен как мастер кровавых провокаций. Он бескомпромиссен, в достаточной степени безбашенный, он не привязан к «земле», не связан никакими обязательствами и самое главное – управляется напрямую из Вашингтона. Идеальный вариант для организатора заварушки, на которого потом, в случае чего, можно будет и стрелки перевести. Я уже не раз говорил, Саакашвили это ружье, которое если уж повесили на стену в начале фильма, в конце оно обязательно выстрелит. Человек-оружие, человек-функция.

Но почему именно в Приднестровье? Очевидно, что это попытка реванша за Донбасс. Порошенко и его американские хозяева прекрасно понимают, что ПМР – это «болевая точка» России. Там проживают 200 тысяч наших граждан – почти половина населения, я уж не говорю о миротворцах и огромных складах в Колбасне – «пороховой бочке Европы». Бросить Приднестровье на произвол судьбы и вывести оттуда своих военнослужащих – означает полностью потерять лицо, чего мы, собственно, испугались 2008-м в Южной Осетии. Тогда Саакашвили пошел напролом просто потому, что ни он, ни американцы не ожидали реакции России – слишком уж невнятными были заявления политиков и непоследовательны действия Москвы. После неудачи в Осетии и присоединения Крыма, понятно, что они будут вести себя более осторожно, шаг за шагом прощупывая реакцию России на откровенно враждебные ей действия в Приднестровье.

Почему Украина не боится воевать на два фронта, учитывая то, что она и с одним справиться не может? Да просто потому, что киевской хунте уже нечего терять. Понимая, что крах неизбежен, они готовы пожертвовать Украиной, лишь бы побольше навредить России. Для них идеальный вариант – втянуть Россию в противостояние с НАТО, с той же Румынией. Для американцев идеальный вариант просто втянуть Россию в европейскую войну, заставить ее распалить там основные силы. Я просто уверен, что следующим шагом будет удар в «южное подбрюшье», в то время, как Россия будет занята на европейском театре военных действий.

Теперь можно рассмотреть сценарии провокаций и перспективы развития событий на приднестровском фронте, в случае его открытия. Сама армия ПМР гораздо сильнее молдавской (активно разоружавшейся последние годы, чтобы понравиться Европе). Однако она практически беззащитна перед украинской, а тем более – румынской армиями, чья артиллерия, учитывая, что территория Приднестровья простреливается насквозь, может в короткие сроки устроить там то, что устроила на Донбассе, только оставаясь в полной безопасности. Приднестровье можно вообще разрезать на две части под Дубоссарами, где ширина территории составляет около 40 километров – дальше дело техники.

Российские войска на территории ПМР – это батальон миротворцев и восковая часть №13962 (ОГРВ) – два мотострелковых батальона, занимающаяся охраной складов с боеприпасами в Колбасне плюс – батальон охраны и снабжения, вертолетный отряд и подразделения обеспечения. Всего около 1500 человек. Когда-то соединение располагало тяжелым вооружением, но оно было полностью вывезено еще в 90-е. Ни танков, ни артиллерии, ни даже БМП у ОГРВ нет – остались лишь БТР-70 и БРДМ-2, стрелковое оружие и противотанковые средства ближнего боя. Вертолетный отряд, насчитывает всего 8 машин, из которых боевыми являются лишь два Ми-24. Иными словами, если против ПМР будет воевать кто-то кроме Молдовы, шансов нет.

Разумеется, речи не идет о том, что Украина или Румыния вдруг ни с того, ни с сего нападет на Приднестровье. Но возможны провокации, которые приведут к военной операции. Председатель комитета госстроительства Новороссии Владимир Рогов утверждает, что готовится масштабная провокация в Котовске, в ходе которой «боевики ПМР» и «местные антимайдановцы», которых будут изображать специально нанятые и проплаченные украинцы, в первую очередь – безработные спортсмены, устроят беспорядки в городе, возможно, с жертвами, в число которых, скорее всего, попадут и они сами. Это развяжет руки Саакашвили против Приднестровья.

Нечто подобное может произойти и на молдо-приднестровской границе, что даст повод вмешаться уже Румынии, тем более что ее войска теперь имеют полное право там находиться, причем бессрочно. Таким образом, Бухарест может исполнить и свою давнюю мечту – аннексировать Молдову, тем более что значительная часть элит последней как бы вовсе не против. Да, собственно, никто Кишинев и не спрашивает, обо всем уже договорились президенты Украины и Румынии. В принципе, в Молдове у власти и так прозападная коалиция, но чтобы сделать ее сговорчивее, можно и организовать в Кишиневе «Майдан», для чего активно раскачивается ситуация при помощи надпартийной гражданской платформы «Достоинство и правда», выводящей на улицы десятки тысяч недовольных, но при этом до поры до времени не выдвигающей политические лозунги. Полагаю, угроза «Майдана» окончательно консолидирует прорумынскую элиту и тех, кто еще сомневается.

Другой вопрос, что нужно ли Приднестровье Румынии? С одной стороны – там находится весь промышленный потенциал Молдавской ССР, с другой – Приднестровье не получится так просто переварить, как Бессарабию, это многолетняя головная боль. Тем более это неминуемо означает столкновение с Россией. В данном случае, рассчитывать на поддержку НАТО ей не придется, так как обязательства стран альянса вступаться друг за друга действуют только в случае агрессии против страны НАТО, но никак не в случае агрессии самой этой страны. Да и не нужна Западу война с Россией, повторюсь, нужен локальный, но долгосрочный конфликт, который в итоге полностью истощит Россию. В жертву этому можно принести и Украину, и Молдову, и Румынию.

Впрочем, это всего лишь сценарии. На практике до этого может и не дойти, но и в этом случае России придется предпринимать какие-то действия для деблокирования своей группировки. Можно, конечно, оставить Приднестровье – но это, как я уже говорил, будет потеря лица, несовместимая с жизнью страны. Я понимаю, что некоторым «кошелек Роттенберга» ценнее слез детей Донбасса, но тут уже вопрос может встать о полном крахе. Если Кремль изберет этот путь, то, как говорится, без комментариев.

Можно еще ждать, что в Вашингтоне в последний момент «врубят обратный ход», убоявшись третьей мировой, и надавят на своих протеже в Киеве и Кишиневе. Но, как я уже говорил, сами американцы воевать-то и не собираются, а наши военные ждать до бесконечности не могут. Можно пытаться самим давить на Молдову (ужесточение эмбарго, высылка гастарбайтеров) или на Украину (газ, долги, та же депортация), привлечь внимание мировой общественности к проблемам миротворцев, тем более наш контингент находится там с миротворческой миссией по международным договоренностям, подписанным и Молдовой и закрепленным на саммите ОБСЕ в 1999 году. И соглашение предусматривает гарантии России по обновлению и обеспечению контингента. Только вот давить на Молдову и Украину экономически надо было раньше. Но этого не сделано до сих пор как раз в интересах «кошелька Роттенберга», и не думаю, что будет сделано в будущем…

Наконец, можно пробивать коридор через Украину. Хотя бы воздушный. Есть ведь технические возможности глушить их радары, в конце концов. Другой вопрос – что это не выход, а лишь временная мера. Дальше все равно придется принимать жесткие, но необходимые решения по украинскому вопросу.

Возможно, провокации со стороны Киева или Бухареста были бы даже выходом. В этом случае Россия будет вынуждена вмешаться для защиты миротворцев и своих граждан, как это было в Южной Осетии, и Москва в глазах мирового сообщества не выглядела бы однозначно агрессором. Только теперь это будет намного сложнее, чем в Осетии, так как нет общей границы.

Думаю, в Кремле все это прекрасно понимают. Как считает мой бывший коллега по Институту инновационного развития, ныне находящийся в эмиграции и занявший антироссийскую позицию, бои в Марьинке – это реакция Кремля на назначение Саакашвили. Если честно, мне бы очень хотелось, чтобы было именно так. Чтобы Москва посылала недвусмысленные сигналы, и на Западе их правильно расшифровывали. И чтобы на каждый их недружественны шаг была «ответка», чтобы Запад знал, где проходит «красная черта».

К сожалению, все, что происходит сейчас – это плата за нерешительность год назад. Если бы состоялся проект «Большой Новороссии», а лучше – освобождения всей Украины, сейчас этих проблем не было бы. Кремль тогда отвернулся от решения проблемы, считая, что ее можно отложить в долгий ящик. Ящик оказался не столь долгим, и проблема вновь встала, только решить ее теперь гораздо сложнее. Но решать ее придется – в случае агрессии против Приднестровья или в случае аннексии Румынией Молдовы, признавать ПМР, как и обещали. А затем, проламывать через Украину уже наземную дорогу. В противном случае – мне даже думать об этом не хочется, что будет в противном случае…

"Новый день"



© .....