Мнение экспертов

«Капитализму приходит конец»: Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить
12.01.2016
Третья промышленная революция будет осуществляться по принципиально иной модели, нежели первая и вторая. Перемены будут не спускаться сверху правительством, а распространяться на горизонтальном уровне, будучи понятными и прозрачными для всех. Дальше...»




Высокие технологии в Белоруссии
12.02.2014
Валерий Вильямович Цепкало

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки.  Дальше...»

Противников ювенальной юстиции обвели вокруг пальца


Андрей Владимирович Иванов
03.02.2017

Госдума приняла поправки в статью 116 УК РФ «Побои». Теперь к уголовной ответственности за избиение близких виновные будут привлекаться только со второго раза, в первый раз — отделаются «административкой». Закон вызвал бурные споры в обществе, но за скобками осталось, с какой целью вообще были внесены и приняты поправки. А цель у них была одна — завести дискуссию о ювенальной юстиции в ложное русло. И, судя по всему, получилось.

Вначале о сути принятого закона. Ранее любые побои считались уголовным преступлением. По законам и советского времени, и многих лет после бить никого было нельзя. Просто нельзя и всё. Теперь должно быть иначе?

Побои должны стать уголовным преступлением, если совершены «из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». А вот если хулиганских побуждений или мотивов вражды не было и побоям подверглись близкие родные, то это уже не «уголовка». На первый раз — административное нарушение, а вот если случится рецидив, то тогда уже будет уголовное наказание.

По сути, депутаты «фракции большинства» провоцируют на увеличение домашнего насилия вдвое. Домашним извергам будто говорят: «Давайте, теперь можно».

Хотя, с другой стороны, статья «Побои» и раньше практически не работала. Просто побои доказать крайне тяжело. В УК есть четкая градация. Есть отдельная статья о причинении тяжкого вреда здоровью, есть отдельно — о среднем вреде, отдельно — о легком вреде здоровью. Побои — это когда вреда здоровью нет, а есть только боль. У человека никакие органы не пострадали, но, скажем, остались синяки и ссадины. Обычно с таким в правоохранительные органы не обращаются. Но над теми, кто не прочь «приложить руку» висела раньше уголовная ответственность, а теперь — нет.

Теперь о главном. То есть о том, для чего были затеяны эти изменения.

Для этого достаточно посмотреть на доводы сторонников принятия поправок. Их главный аргумент — лишить ювенальную юстицию дополнительного повода изымать детей из семьи. Об этом говорили депутаты «Единой России» и представители общественности.

Вроде бы задумка благородная. И главное, многие поверили, что парламентское большинство действительно встало на сторону семьи. В поддержку изменений неравнодушные граждане даже собрали 200 тысяч подписей. Активисты, давно занимающиеся помощью людям, пострадавшим от ювенальной юстиции, активно доказывали в СМИ, что изменения УК необходимы.

А сейчас о том, что на самом деле. В реальности «Единая Россия» приняла такие законы, которые позволили без суда и следствия, опираясь исключительно на субъективные ощущения сотрудников органов опеки, изымать детей из семьи. Об этом прямо говорит статья 77 Семейного кодекса.

Скажем, чтобы отобрать у человека какую-нибудь собственность, автомобиль или земельный участок, нужно решение суда. А вот самое дорогое — детей — можно изъять без суда. Это потом родители должны ходить по судам и просить вернуть своих чад, доказывать, что они хорошие люди и имеют право воспитывать своих сыновей и дочерей.

Причем в качестве поводов органы опеки используют не синяки и ссадины на теле ребенка, а стесненные жилищные условия, маленькую зарплату родителей, полупустой холодильник. Под каток ювенальной юстиции в России попали уже тысячи семей.

И кому-то в стране явно нужно, чтобы такая практика продолжалась и дальше. И именно для того, чтобы ювенальная юстиция осталась, дискуссию о ней пустили в совершенно другое русло.

И надо было видеть депутатов Госдумы, с трибуны парламента призывающих голосовать за изменения в УК. Они рьяно доказывали, что новый закон позволит защитить семьи от ювенальной юстиции. Но, как мы отметили выше, менять 77 статью Семейного кодекса никто не собирается. Говорили депутаты и о том, что не будет больше никаких «законов о шлепках», когда ребенка можно изъять из семьи за подзатыльник. Но таких законов никогда и не было! Народные избранники утверждали даже, что для возбуждения преследования по статье «Побои» достаточно анонимного заявления. Но в соответствии с частью 7 статьи 141 Уголовно-процессуального кодекса, «анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела».

И вот вопрос: могли ли депутаты не знать всех этих вещей? Вряд ли! Значит, сознательно вводили людей в заблуждение.

По факту, мы увидели широкомасштабную кампанию по манипуляции общественным сознанием. И на лживые доводы, которые приводились для того, чтобы ювенальная юстиция осталась в нынешнем виде, купились не только простые обыватели, но и некоторые депутаты, лидеры крупных общественных движений. Из всей Думы в третьем чтении против изменений в УК проголосовали лишь трое членов фракции КПРФ: Сергей Шаргунов, Юрий Синельщиков и Николай Езерский.

Теперь против них в прессе началась травля. В некоторых изданиях появились откровенно заказные статьи. Но главное в том, что даже активные общественники, выступающие против «ювеналки», до сих пор не поняли, что их фактически обвели вокруг пальца.

Свободная Пресса 



© .....