Мнение экспертов

«Капитализму приходит конец»: Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить
12.01.2016
Третья промышленная революция будет осуществляться по принципиально иной модели, нежели первая и вторая. Перемены будут не спускаться сверху правительством, а распространяться на горизонтальном уровне, будучи понятными и прозрачными для всех. Дальше...»




Высокие технологии в Белоруссии
12.02.2014
Валерий Вильямович Цепкало

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки.  Дальше...»

Роскомнадзор vs Telegram: свобода или безопасность?


Дмитрий Николаевич Родионов
25.06.2017



Сегодня главой Роскомнадзора Александром Жаровым было сделано последнее предупреждение основателю популярного интернет-мессенджера Telegram Павлу Дурову. От него требуется официально зарегистрироваться в России – заполнить "анкету", в которой указать страну регистрации, адрес местонахождения, доменное имя, описание сервиса, а также почтовый и электронный адреса компании и провайдера хостинга.

В противном случае мессенджер в России будет заблокирован. Это, по сути, ультиматум. Впрочем, Дуров до этого достаточно долго испытывал терпение российских властей, так что все логично. Сообщается, что ни Дуров, ни его представители никак не идут на контакт и уже больше месяца не отвечают на официальные запросы Роскомнадзора.

По словам Жарова, включение в реестр означает лишь готовность Telegram работать по российским законам. Отказ Дурова следует понимать как его "нейтральность по отношению к террористам и преступникам, которые пользуются его мессенджером, и абсолютно игнорирует безопасность простых пользователей".

Казалось бы, вопрос крайне актуален сегодня, когда международный терроризм давно освоил все современные технологии, в том числе интернет-технологии, позволяющие ему без вмешательства посторонних глаз не только вербовать сторонников по всему миру, но и даже обговаривать детали, готовить и координировать террористические акты буквально в режиме онлайн.

Нам всем свойственно ностальгировать по нашему детству, когда не было никаких смартфонов, ноутбуков, социальных сетей, вообще никакого Интернета. В моем детстве и частные компьютеры-то были крайней редкостью, и к их владельцам выстраивались очереди, чтобы поиграть в "игрушки". Но это было уже в конце Перестройки, а до того мы не знали и этого. Нашим миром был двор, игры были самые настоящие, как настоящими были ушибы и ссадины, получаемые в процессе. А чтобы позвать друга во двор играть, не нужно было писать ему в ВКонтакт или в Телеграм, достаточно было просто подойти к его окнам и громко прокричать его имя.

Думаю, если вы спросите людей на улице, многие скажут вам, что очень скучают и хотели бы вернуть те беззаботные времена. Хотя в большинстве случаев им это так кажется. На самом деле мы слишком привыкли к современному образу жизни, и если бы гипотетическая машина времени закинула бы нас назад в 90-е, когда не было никаких соцсетей, а интернет у большинства был только на работе, да и то не у каждого, или тем более – в 80-е, когда и вовсе не было компьютеров, мы бы просто растерялись. Как жить? Как связаться с нужным человеком? Орать у его подъезда? Позвонить ему на городской? Из дома? Или из будки таксофона? Дикость же. А если его дома нет?

Впрочем, это нам сейчас так кажется, тогда мы об этом не задумывались, и искать человека таким способом было чем-то совершенно естественным. И ведь находились. И договаривались. И делали дела. И встречались. И общались. И того, что через какие-то 20 лет большинство людей будут общаться, не выходя из дома и даже не словами, а пересылаемыми картинками или "лайками" – даже представить себе не могли. А теперь вот без этого никак. Сегодня врачи бьют тревогу по поводу интернет-зависимости. Я лично себя совсем уж зависимым не считаю, но полностью отказаться от Интернета, сотового телефона и даже соцсетей – не смог бы надолго.

Я это к чему, собственно? А к тому, что террористы - такие же люди, что их деятельность, если не брать во внимание, что она незаконна и отвратительна по всем понятиям морали, просто деятельность группы людей, которым тоже надо общаться, договариваться, обсуждать детали своих действий, координировать их и т.д. Только что сильно законспирировано.

Это раньше террористические группировки типа "Аль-Каиды" в условиях глубокой конспирации готовили исполнителей, обрабатывали их психологически в специальных тренировочных лагерях, да и находили их при непосредственном контакте среди слоев населения, в которых они работали.

Сейчас все не так. Террористы также освоили современные технологии, чтобы упростить себе жизнь. И пусть у них пока, к счастью, нет атомной боеголовки и инструмента ее доставки, зато IT-технологии они поставили себе на службу быстро и эффективно.

Сегодня, чтобы вступить в какой-нибудь ИГИЛ, вовсе не обязательно ехать к боевикам. Желающий без труда найдет их в Сети, выберет устраивающий обе стороны способ коммуникации и… в общем, станет пособником террористов, а то и самим террористом. Также и террористам не надо искать лояльных при непосредственном контакте на тех территориях, что доступны им для их работы. И не нужно непосредственного контакта для того, чтобы запудрить человеку мозги, убедить его вступить к ним, совершить теракт и т.д.

Потенциальных сторонников можно находить в сети, там же обрабатывать их. Понимание человеческой психологии и умение манипулировать сознанием, вооруженные интернет-технологиями – страшная штука. Что они творят – достаточно взглянуть на пример какой-нибудь Вари Карауловой и сотен других, которых в сетИ поймали в сЕти террористы.

Возникает понятный вопрос, что с этим делать? Это без привязки к Дурову и его Telegram. У меня нет статистики, какие мессенджеры, соцсети и блогплатформы чаще всего используют террористы – это вопрос к спецслужбам. Я в целом.

Не обладая подобной статистикой, рискну предположить, что все мессенджеры могут оказаться в зоне риска быть использованными в незаконных целях, и чем менее они защищены – тем больше этот риск.

Интернет-каналы могут стать отличным способом не только общения друг с другом, но и осуществления преступной деятельности любителями детского порно, торговцами наркотиками, наконец, просто людьми, которые пропагандируют насилие. Или из нездорового спортивного интереса или по чьему-то заданию склоняют детей и подростков к суициду. Вспомните недавнюю историю с "Синим китом".

Логичный ответ, который сразу приходит на ум: побороть это с практически стопроцентным результатом можно, запретив социальные сети, мессенджеры и т.п. Ведь в 90-е, а тем более – 80-е годы, террористы, наркоторговцы и изготовители порно не чувствовали себя столь вольготно и уверенно, как сейчас. А "группы смерти", если и можно было представить себе – то только в масштабах двора, а никак не явление федерального характера, куда были бы вовлечены десятки, а то и сотни тысяч человек.

Но мы же все прекрасно понимаем, что это не выход. Хотя кто-то кивнет в сторону Китая, в котором отключены все мировые соцсети и блог-платформы, зато исправно действуют местные, с руководством которых у спецслужб совершенно точно полное взаимопонимание. Причем китайцы совершенно на это не жалуются, ситуация их вполне устраивает. Они охотно пользуются местными IT –продуктами, развивая их и принося прибыль их создателям. Ну, не буду говорить за всех, но те, с кем я общался, явно не испытывают мук из-за ограничений на свободу со стороны правительства, которое не дает им пользоваться вражеским «Гуглом».

Все, конечно, хорошо, только вот мы ни разу не китайцы.

У нас, если закрыть какую-то соцсеть или мессенджер, тут же поднимается вой. Вот попробуйте объяснить среднестатистическому россиянину, что закрытие того или иного сайта – это для его же безопасности. Помните, что параллельно с этим в другое его ухо кто-нибудь будет кричать о том, что ущемляются его права, у него отбирают право на свободу самовыражения, общаться с людьми так, как им нравится, пытаются залезть в их переписку, выведать самые сокровенные тайны, которыми он готов делиться исключительно с близкими друзьями.

Но ведь эта проблема существует не только у нас. Она по всему миру существует.

Вот сегодня на саммите ЕС обсуждали борьбу с терроризмом, в том числе возможность "взламывать" мессендежеры, установить контроль над социальными сетями. Вы не ослышались, на полном серьезе обсуждали создание органа, который получил бы полномочия вторгаться в переписку в мессенджерах и таким образом на ранних стадиях выявлять потенциальных террористов. Кстати, речь идет в первую очередь о пресловутом Telegram.

"Все, что разжигает ненависть, нужно удалять", – убежден французский президент Эммануэль Макрон, который едва вступил в должность, но уже пережил ряд террористических актов в доверившейся ему стране.

В Германии закон, позволяющий "взламывать" мессенджеры, уже приняли. Глава Евросовета Дональд Туск призвал всех перенять немецкий опыт. Кстати, в Великобритании после недавних терактов решили обязать WhatsApp иTelegram давать доступ властям к переписке пользователей.

Почему нашим защитникам прав и свобод не приходит в голову обвинять западных лидеров в том, что они хотят лишить своих граждан свободы. Зато стоит чиновникам Роскомнадзора заикнуться о закрытии того или иного сайта за… на минуточку… несоответствие законам России, у них взрывается мозг.

США давно пытаются заставить весь мир жить по законам Америки. Похищают и судят людей по своим законам, наплевав на принципы экстерриториальности и законы других государств, отказываются сотрудничать с международными судами. Они напрямую говорят о том, что их законы приоритетнее всего остального вместе взятого. А у нас, если начать говорить о выполнении российского закона, некоторые будут пытаться уже даже не действия, а закон толковать в соответствии со своими понятиями.

Европа давно стала жертвой своих выдуманных (отчасти продиктованных заокеанскими партнерами) представлений о том, каким должно быть идеальное, благополучное и свободное общество и государство. Пресловутую свободу, как и толерантность, они возвели в абсолютный культ. За что и расплачиваются разгулом этнической преступности (в той же свободной и демократической Франции, где сторонник европейского единства и партнерства с Америкой недавно победил изоляционистку и евроскептичку, целые пригороды Парижа едва ли не ежедневно становятся ареной самых настоящих битв мигрантов и их потомков, рожденных уже во Франции, с полицией, громятся магазины, горят машины и т.д.), с которой просто не знают, как справиться. Просто потому, что в действующей идеологической парадигме с ней справиться не просто нельзя, а просто… не нужно, ее надо терпеть. То же касается и всплеска терроризма, который стал ответом на бездумную политику европейских стран на Ближнем Востоке, начиная от времен колониализма до наших дней, когда Европа себе же на голову поучаствовала в ряде инициированных американцами военных операций. Только вот американцы отсиделись за океаном, а европейцы – нет. Как следствие – мигранты и терроризм.

И ведь сотрудники их спецслужб ломают головы не первые год: как, как с этим справиться, как это победить? Причем победить, не нарушив базовых свобод граждан. Но это как приготовить яичницу, не разбив яиц.

Все дело в том, что европейские спецслужбы просто разучились быть спецслужбами, разучились делать свою работу, ибо их власти всерьез уверовали, что они создали рай на Земле и что на их образ жизни никто никогда не покусится. Напрасно.

Есть, впрочем, надежда, что нескончаемая череда терактов их все же чему-то научит.

Вообще, вопрос о том, что приоритетнее: личная свобода или национальная безопасность – стар, как мир. Собственно говоря, государства появились на Земле именно в тот момент, когда у собственников возникла потребность защитить свою собственность. Тогда, объединяясь в государства, они делегировали этому государству ряд свобод, от которых сами отказались. В том числе монополию на насилие.

Я думаю, ни у кого не возникает сомнения в том, что делегирование государству монополии на насилие – это правильно? Тогда почему не все понимают, что в интернет-пространстве государство тоже должно иметь некие рычаги правления, необходимые для обеспечения нашей же безопасности?

Понятно, что, возмущаясь по поводу требований Роскомнадзора к Telegram, многие руководствуются примитивными эмоциями, мол, пусть они ловят преступников в реале, но не трогают последний бастион свободы, которым является Интернет и свобода внутри которого должна быть абсолютной, ибо это священная корова.

Хорошо, о’кей. Давайте государство не будет трогать Интернет. Давайте ИГИЛ откроет во всех соцсетях официальные группы, где будет вести свою пропаганду, вербовать сторонников и даже готовить теракты против нас с вами. Давайте наши дети будут беспрепятственно скачивать порно или даже снимать его на угоду педофилам. Давайте они будут приобретать наркотики через Интернет или узнавать сами рецепты их домашнего приготовления. Давайте они будут совершать суициды, следуя инструкциям админов «групп смерти»… Продолжать?

Если вы понимаете, что это абсурд, значит, еще не все потеряно. Значит, восприятие уже идет не только на уровне примитивных эмоций, значит, можно разговаривать дальше.

А дальше надо понять, что никто не говорит о том, что какие-то мрачные дяди с Лубянки будут читать вашу переписку с девушкой, где вы признаетесь ей в любви, или смотреть ваши фотки с отдыха в Таиланде, которыми вы обмениваетесь с друзьями. Хотя лично мне, если честно, все равно было бы, если бы я узнал, что кто-то посторонний читает мою переписку. В конце концов, я этих людей не знаю, и они меня не знают, и мы никогда не встретимся. Тем более что я буду понимать, что читают они ее не из любопытства и попыток собрать на меня компромат, а для моей же безопасности. Что такого-то? Я же ничего запрещенного не пишу. Пусть читают.

Но ведь речь идет даже не о том, что кто-то будет читать вашу переписку. Сегодня это не нужно. Мрачные дяди с Лубянки в наушниках, с чаем в гербовых подстаканниках в руках, с бобинным магнитофоном на заднем плане с картин Васи Ложкина давно ушли в прошлое (да и не было их в таком виде). Сегодня специальные программы реагируют на ключевые слова в переписке, которые позволяют идентифицировать ее как используемую для совершения преступной деятельности. Вот если вы в шутку даже напишите другу, что планируете совершить теракт, вот тогда вас могут взять на карандаш. И правильно сделают.

Возвращаясь к Telegram, речь идет и вовсе о самом простом – зарегистрироваться официально в России.

Этот жест просто подтвердит, что хозяева мессендежера - законопослушные люди и уважают законы страны, в которой хотят работать. Все. Больше пока от них ничего не требуется.

То же самое касается рассматриваемого Думой закона о запрете анонимности в «мессенджерах».

Понимаю, что кто-то всерьез считает, что возможность покупать без паспорта сим-карты и анонимно регистрироваться в социальных сетях – это «последняя отдушина». Боюсь, что если завтра сын или дочь этого кого-то погибнет при взрыве, организованном террористами, в том числе с помощью анонимных аккаунтов и зарегистрированных на Пушкина номеров телефонов, он изменит свою точку зрения.

Да, вопрос о том, что превыше – безопасность или свобода – вечен, как мир. И всегда найдутся сторонники той или иной точки зрения. Но общество XXI века именно наличием закона, который хотя бы в теории един для всех, отличается от тоталитарного XX-го, когда некая группа людей была единственным законом, или мрачного Средневековья, когда законов и вовсе не было.

Просто давайте соблюдать законы России. Тем более если вы хотите здесь работать и зарабатывать деньги. Немалые, кстати. И будет всем нам счастье.

РЕН-ТВ



© .....