Мнение экспертов

«Капитализму приходит конец»: Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить
12.01.2016
Третья промышленная революция будет осуществляться по принципиально иной модели, нежели первая и вторая. Перемены будут не спускаться сверху правительством, а распространяться на горизонтальном уровне, будучи понятными и прозрачными для всех. Дальше...»




Высокие технологии в Белоруссии
12.02.2014
Валерий Вильямович Цепкало

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки.  Дальше...»

ИГИЛ ставит Лондон на место


Дмитрий Николаевич Родионов
24.03.2017

Британия, голосуя за Brexit, бежала от проблем ЕС, однако пока убежала недалеко.

 
Три человека погибли, сорок ранены во время произошедшего в среду днем теракта в центре Лондона.

В принципе, еще до того, как стало известно имя убийцы, понятен был его мотив. Уж больно знакомый почерк. Тут и наезд на машине на людей, сразу же отсылающий к событиям в Ницце и Берлине, и нападение с ножом на полицейских. Как же все это привычно и обыденно для Европы.

Еще характерно, что этот теракт произошел в годовщину прошлогоднего теракта в Брюсселе, который был гораздо более кровавым — 38 убитых, включая террористов. Лондонский теракт на этом фоне смотрится почти детской шалостью.

Впрочем, в Брюсселе действовала организованная группа, а тут террорист-одиночка (даже если у него и был сообщник, это все равно не то). Вполне возможно, что таким образом он хотел "отметить" годовщину брюссельских терактов. Это так похоже на поведение фанатиков-одиночек. Они любят символизмы.

Я уже много раз говорил о том, что современный терроризм в корне отличается от привычного нам, когда организованная вооруженная группа захватывает заложников и что-то взрывает. Теперь не обязательно иметь специальную подготовку и даже оружие — достаточно ножа или автомобиля — в руках фанатика-одиночки в оружие может превратиться абсолютно любой предмет жизненного обихода. Впрочем, мы все же видим, что террористы в различных городах Европы явно подражают друг другу. Может, опять-таки из-за любви к символизму. А может, просто ленятся придумывать что-то новое, используя старые проверенные методы умерщвления людей.

Впрочем, для террориста, не выдвигающего политических или финансовых требований, главное — убить как можно больше людей, чтобы нагнать как можно больше страху. В этом смысле автомобиль — это не только проверенное и надежное средство, но и уже упомянутый символизм. Второй задачей данного теракта является демонстрация преемственности, мол, смотрите, нас много, мы в разных городах, и мы даже не знакомы друг с другом, но нас объединяет готовность умереть за идею.

Это и есть второе преимущество терроризма нового типа (после умения использовать для совершения массовых убийств сподручных предметов). Террористам не надо состоять в организации. Им достаточно верить в то, что они делают правильное дело. Террористы действительно не знакомы друг с другом, живут в разных частях мира. Но они исповедуют общую идеологию. И у этой идеологии, разумеется, есть конкретное воплощение в лице конкретной организации, которой уже давно не надо не только готовить террористов, но и даже искать их и вербовать. Они сами находятся и вербуются. Вернее, и вербуются не всегда. Просто человек, находящийся под грузом определенных проблем, ищет выход и находит его в радикальных идеологиях. А потом идет и совершает теракт. А "лавры" его примеряет на себя конкретная организация, которой даже не обязательно объявлять террориста своим сторонником. И так понятно, кто является хозяином этой террористической "франшизы", которая раздается направо и налево абсолютно бесплатно и на расстоянии, без даже удаленного контакта с желающими ее использовать.

В тот момент, когда я пишу эти строки, ИГИЛ уже берет на себя ответственность

Нет, это я вовсе не демонизирую ИГИЛ и не хочу сказать, что с вербовщиками-невидимками, которые, повторюсь, научились вербовать на расстоянии без общения с вербуемым даже по интернету, невозможно справиться. Но что-то в последние годы, судя по количеству успешных терактов, у европейских спецслужб это получается не очень. Нет, я ничего не говорю, мы ведь мало что знаем о предотвращенных, о них обычно ничего не говорят, но все же, по-моему, количество успешных какое-то запредельное.

У нас в России, кстати, вербовщики ИГИЛ тоже работают весьма успешно, что можно видеть на примере небезызвестной Вари Карауловой и не только ее (опять же, у нас нет данных об истинных масштабах проблемы). Но, во всяком случае, успешных терактов у нас точно меньше, и это, несомненно, заслуга спецслужб.

Европейцам неплохо бы у нас поучиться, да и мы постоянно предлагаем наш опыт, но в ответ получаем отказы, мол, сами разберутся. Конечно, гораздо проще кричать на каждом углу о "российской угрозе" и перебрасывать к нашим границам войска, чем попытаться вместе решить "общие" проблемы. Общие — тут, кстати, в кавычках потому, что создали их в первую очередь сами европейцы, разрушив хрупкий баланс на Ближнем Востоке (и, конечно же, американцы, которые во многом сделали это намеренно, в том числе для того, чтобы спровоцировать миграционный кризис в Европе, сделав ее более сговорчивой и пододвинуть террористический муравейник поближе к России).

Но вернемся к случившемуся в Лондоне. Тут ситуация, судя по всему, несколько отличается от той, что была в других городах Европы. Там в роли террористов хоть и выступали приверженцы ислама (хотя зачастую даже рожденные на территории ЕС), все же они не были ранее замечены в радикализме. Для их родственников и знакомых совершенное ими стало настоящим шоком. Что именно двигало этими людьми, как они так легко попали в сети "международной анонимной террористической франшизы" — еще предстоит разобраться следователям и психологам (может, уже и разобрались, но мы пока об этом не узнаем). Так или иначе, речь идет о людях, которые по какой-то причине внезапно потеряли жизненный ориентир, найдя его в радикальном исламизме, причем это происходило за короткий срок, незаметно для окружающих.

Интересный факт, что в здании Парламента в этот момент проходило совещание с участием премьер-министра Великобритании Терезы Мэй. По некоторым данным, главу правительства эвакуировали практически сразу же, а вот парламентариям пришлось ждать намного дольше. Интересно, что они там обсуждали. Вполне возможно, что процедуру Брекзита, которая еще даже не началась и грозит растянуться еще на два года.

Не знаю, понимали ли британцы, которые голосовали прошлым летом за выход из ЕС, что Брекзит — это процедура долгая и мучительная. И весьма затратная. Брюссель не хочет так просто отпустить Лондон, он хочет вытянуть из него немаленькую сумму — 60 миллиардов евро. Лондон, понятное дело, хочет свою независимость купить подешевле и готов выложить в два раза меньше. Впрочем, помимо финансовых — там еще куча всяких бюрократических проволочек, которые утяжеляют и замедляют процедуру. Еще одним болезненным вопросом является вопрос мигрантов: останутся ли на территории Великобритании мигранты из ЕС (в первую очередь восточноевропейцы, которые давно облюбовали Туманный Альбион), смогут ли остаться в странах ЕС сами британцы.

А тут еще шотландцы с ирландцами взбунтовались и грозят выйти из состава Британии, чтобы остаться в ЕС. В общем, проблем, полагаю, оказалось гораздо больше, чем могли предположить яростные сторонники Брекзита. Думали ли об этом британцы, голосовавшие за него? Вряд ли. Им важно было как можно скорее отсоединиться от Евросоюза, который казался им все большей обузой и опасностью для будущего их детей.

Уверен, что вчерашние события еще больше укрепили позиции тех, кто голосовал "за", развеяли последние сомнения у сомневающихся.

Тут уже не только экономические вопросы — непонятные расходы на ЕС, ложившиеся на плечи простых британцев, отсутствие самостоятельности при принятии важных политических решений (все это даже и не так важно, учитывая, что Британия в ЕС всегда держалась подчеркнуто самостоятельной). Тут уже на первое место выходит вопрос мигрантов, которые не только отнимают работу у местных, но и… убивают их. Миграционная политика Брюсселя давно перешагнула планку неадекватности. Так что чем дальше от такого ЕС — тем лучше!

Интересно, что несмотря на все трудности для экономики, которые приносит миграционная политика, несмотря даже на теракты и крайнее недовольство местных жителей, Европа тупо продолжает гнуть свою линию. Даже несмотря на то, что это прямой путь к росту популярности т.н. "правопопулистов". Отчасти это прямой эффект от кризиса мультикультурализма, резкий отказ от которого может пошатнуть всю систему т.н. "европейских ценностей". А еще это следствие того, что политика Брюсселя сделала всю Европу заложником одной не маленькой и приносящей еще больше проблем страны — Турции.

На днях глава МВД Турции Сулейман Сойлу заявил, что его страна могла бы посылать в Европу каждый месяц по 15 тысяч беженцев. По его мнению, это может шокировать европейцев. "У нас есть договор о взаимной выдаче нелегальных мигрантов. Я к тебе обращаюсь, Европа. У тебя вообще есть мужество? Тебе следует понять, что нельзя вести игру в этом регионе, не обращая внимания на Турцию", — заявил он.

Когда-то Турция сама стремилась в ЕС. Но ЕС упрямо не желал переваривать эту восьмидесятимиллионную мусульманскую страну с постоянными переворотами и диктатурами у власти. В итоге Анкара уже и сама не хочет в ЕС, сообразив, что может иметь как минимум не меньше дивидендов, шантажируя эту самую Европу. Ведь благодаря действиям, в том числе и в первую очередь самой Европы на Ближнем Востоке, через Турцию пролег канал массовой миграции, поток из которого оказался способен просто-таки размыть сам Евросоюз, и без того испытывающий кризис. И кран оказался в руках турецкого президента.

Вроде бы Анкара и Европа договорились, нашли компромисс, согласно которому Турция должна была забирать из Греции уже проникших в Европу мигрантов и не пускать новых. За это ей обещали деньги. А еще отмену виз, чего Турция давно добивалась от Евросоюза. Но в Брюсселе довольно быстро смекнули, что введение безвизового режима с восьмидесятимиллионной мусульманской Турцией, да еще и в разгар миграционного кризиса, — это сродни попытке изощренного самоубийства. В итоге "безвиз" туркам не дали, причем сделано это было в издевательской форме на фоне предоставления его Грузии и, возможно, даже воюющей Украине, которые изначально шли с Турцией "в одном пакете".

В качестве законного оправдания для отказа в "безвизе", а заодно и повода намекнуть Анкаре, что о членстве в ЕС ей вообще стоит забыть, стала неудавшаяся попытка госпереворота в Турции прошлым летом, которая, по сути, только укрепила власть Эрдогана и позволила ему провести новое мощнейшее наступление на демократические свободы и пресловутые "европейские ценности", которых и так было немного в Турции. Но она и дала Брюсселю повод послать слегка обнаглевшего Султана куда подальше.

Султан, разумеется, обиделся. Не только из-за "отлупа" Брюсселя. Думаю, он давно уже не лелеял никаких надежд относительно "безвиза", а тем более — членства в ЕС. Просто для Турции это давно стало своеобразным фетишем. Не таким маразматическим, как для той же Украины, конечно, но все же — официальная политика Анкары на словах многие годы основывалась на "евроустремлениях" и старалась не противоречить "европейским ценностям", которые Эрдогана, давно и активно продвигавшего идеологию и практику неоосманизма, несомненно, тяготили. Полагаю, он даже с облегчением вздохнул, когда Брюссель прямым текстом ему заявил, что Турции в Европе не бывать.

И для его внутреннего рейтинга разлад с ЕС был во благо — народ видел в нем истинного национального лидера, которого обижает Европа, пытается поставить его на колени, но не тут то было.

К тому же появился повод еще больше шантажировать Европу, мол, мы свою часть соглашений выполнили, а вы? В общем, Эрдоган уже не один раз обещал, что в случае, если Европа не выполнит своего обязательства по отмене виз, он за это Европе устроит "миграционный ад". Впрочем, он это обещал не раз, но так и не исполнил, хотя Европа еще прошлой осенью четко расставила все точки над "i" в этом вопросе, громко захлопнув перед Турцией дверь.

Почему? Во-первых, потому, что, полагаю, сам Эрдоган опасается последствий такого поступка. И дело даже не в том, что обратного пути уже не будет и все мосты между Анкарой и Брюсселем будут окончательно сожжены. А еще и в том, что вряд ли он сам представляет себе, чем это обернется для Турции, сможет ли она сама надежно закрыться от сметающего все на своем пути "потока", который он хочет направить в Европу.

Ну и, конечно, дело в деньгах. Европа ведь нарушила соглашения только в части "безвиза" для Турции, деньги на удержание там мигрантов она дает. То есть какой смысл резать курицу, которая несет золотые яйца? Смысл будет только тогда, когда деньги кончатся, а аппетиты Султана возрастут настолько, что Брюссель просто не сможет их выполнять, вернее, Ангеле Меркель станет уже невозможно убеждать коллег в необходимости продолжения этой политики.

Тут еще один важный момент. В этом году выборы в ключевых странах Евросоюза — Франции и Германии, и продолжение прежней политики будет очень зависеть от их результатов. Безусловно, сегодня на фоне происходящего все карты в руки ложатся ультраправых и евроскептиков, которые, по сути, отличаются друг от друга лишь степенью радикальности в вопросах отношения к мигрантам и к самому Брюсселю. Наиболее популярный сегодня политик во Франции Марин Ле Пен, к примеру, предлагает мигрантов изгнать, а из ЕС выйти по примеру Британии.

Впрочем, евроэлите пока удавалось не допустить радикальных сценариев в Австрии и в Голландии. В Австрии удалось значительно "промыть мозги" избирателю перед вторым туром и вырвать победу у победившего в первом лидера ультраправой "партии Свободы", евроскептикам не помогло даже переголосование, которое только увеличило отрыв. В Голландии, где также предрекали победу "партии Свободы", действующему премьеру Рютте, как ни странно, подыграл Эрдоган, не важно, хотел он этого или нет. Скандал с недопуском в страну министра иностранных дел Турции и выдворением министра по делам семьи и социальной политики привел к резкому росту популярности партии Рютте, которая в итоге и победила, несмотря на то, что правые увеличили представительство в парламенте.

Тут вообще было много разной конспирологии на тему того, что Эрдоган намеренно пошел на резкое обострение с Голландией накануне парламентских выборов в этой стране, хотя мог бы сделать это после, все равно референдум, вокруг которого вся эта "канитель" и закрутилась, состоится только в апреле, и турецкий лидер мог подождать недельку-другую. Но получилось то, что получилось, и Рютте, даже если не имел сговора с Эрдоганом, как минимум умело воспользовался этой внезапно предоставленной ему возможностью.

Интересно, что уже и немецкие власти, судя по всему, решили накануне своих выборов попытаться выбить почву из-под ног ультраправых и поиграть в противников миграции и борцов с терроризмом. Вчера стало известно, что из страны вышлют двух рожденных на ее территории мужчин, обвиненных в подготовке теракта и симпатиях к ИГ. "Мы будем действовать со всей жесткостью доступных нам мер — не важно, в Германии они выросли или нет", — заявил министр внутренних дел федеральной земли Нижняя Саксония Борис Писториус.

Это уже серьезно! Высылаемые джихадисты не просто граждане страны, они ее native born! Это неслыханно, это подрывает все основы основ Евросоюза! Странно, что пока на эту тему еще не подняли вой до небес, ведь создается прецедент, когда из страны можно выгнать абсолютно любого, и вообще можно в этом углядеть первый шаг к апартеиду и т.д. Во всяком случае, это удар по "святому" для Евросоюза.

Понятное дело, что жестокий век требует жестоких мер. В последние годы "джихад по месту жительства" стал необычайно популярен в Европе, и в сети вербовщиков ИГИЛ все чаще попадают коренные европейцы, которые пользуются одинаковыми со всеми европейцами правами и на которых не сразу падает подозрение. Другой вопрос, что это, повторю, ставит под сомнение не только миграционную политику Брюсселя, но и сами идеологические основы, на которых строился Евросоюз.

Не знаю, насколько это поможет властям Германии на их предстоящих выборах — до них еще далеко. А вот во Франции первый тур президентских выборов уже через месяц, и по всем прогнозам в нем должна победить Ле Пен.

Нетрудно догадаться, что во Франции будут реализовывать австрийскую схему, согласно которой нежелательный кандидат побеждает в первом туре, но во втором против него объединяются буквально все, и он проигрывает. Реальность такого сценария, кстати, подтверждают и опросы. А для пущей верности против Ле Пен раскручивают уголовное дело. Впрочем, нынешняя кампания во Франции отмечена беспрецедентным масштабом компромата против кандидатов. Под следствием давно ходит бывший главный соперник Ле Пен (именно из-за этого ставший бывшим) — Франсуа Фийон, а теперь еще и нынешний, которому прочат победу во втором туре, — Эммануэль Макрон.

Впрочем, дело против Макрона (если, конечно, на него не нароют что-то совсем уж шокирующее) вряд ли поможет Ле Пен выиграть, если против нее объединятся все остальные. Но помощь Ле Пен может прийти неожиданно со стороны. Во-первых, со стороны Фийона, если он призовет своих сторонников голосовать во втором туре за Ле Пен (понятно, что не все это сделают, но многие правые сторонники "республиканцев" в противостоянии еврооптимиста Макрона и евроскептика Ле Пен предпочтут именно ее). А еще помощь, как ни парадоксально, может прийти от … Тайипа Реджепа Эрдогана.

Все, что сейчас надо сделать Эрдогану, — это выполнить свою угрозу и открыть "кран" на полную. Если он это сделает в ближайшее время — победа Ле Пен обеспечена. Другой вопрос, сделает ли он это? Ведь тогда он лишится возможности шантажировать Европу дальше. К тому же, если ему и выгодно это делать, то до референдума, который состоится 16 апреля, это добавит ему политических очков внутри страны, выставит его перед избирателями сильным и независимым лидером, не бросающим слов на ветер.

Одним словом, вся эта мигрантская тематика будет активно использоваться всеми европейцами, которым предстоят выборы, причем по мере приближения к ним она будет разыгрываться все активнее и жестче, я даже не исключаю новых терактов в Европе уже в ближайшее время. Уж больно это может оказаться выгодным. Еврооптимисты будут отчаянно пытаться играть на поле евроскептиков и пытаться ужесточать антииммигрантские действия.

Чем для них все закончится — увидим уже в ближайшее время. Будет, несомненно, интересно и захватывающе.

А вот жителям Туманного Альбиона это уже не интересно — всю эту возню они предпочли бы не видеть, за что и проголосовали прошлым летом — за выход из ЕС, который все больше превращается в неуправляемый грузовик, несущийся в пропасть. Или несущийся на толпу мирных граждан на набережной. Однако, как мы видим, просто проголосовать — недостаточно. Понадобится еще немало времени, чтобы Британия могла вздохнуть спокойно, полностью избавившись от проблем, которыми поражен заигравшийся в мультикультурность, но параллельно своими же действиями порождающий миграционные кризисы ЕС.

Кстати, вчерашний теракт в Лондоне далеко не первый. До 1998 года страна страдала исключительно от ирландского экстремизма, однако эта страница истории была перевернута с подписанием Белфастских соглашений. На смену терроризму ИРА пришел исламский терроризм. 7 июля 2005 года в Лондоне террористы-смертники произвели три взрыва в метро и один в автобусе, тогда погибли 52 человека, более 700 были ранены. Причиной, очевидно, стало участие Британии в преступных американских авантюрах на Ближнем Востоке. Отмечу, что уже тогда наметилась страшная тенденция, названая уже в наше время "джихадом на дому": все террористы были гражданами Британии. В мае 2013 года британские же граждане Майкл Адеболаджо и Майкл Адебовале убили в Лондоне военнослужащего Ли Ригби.

Все это, включая вчерашний теракт, — прямое следствие как общей политики Евросоюза, от которого Британия уже практически отсоединилась, так и политики самой Британии, которая, повторю, являясь главным европейским сателлитом США, всегда была одним из самых активных соучастников их преступлений.

Отсюда вопрос: изменится ли для страны что-либо в плане безопасности после уже полного и реального выхода из задыхающейся от мигрантов Европы? И тут ответ, увы, неутешителен для британцев.

"Великобритания и другие страны Запада не готовы к эффективной борьбе с международным терроризмом даже на своей территории; по политическим мотивам они отвергают опыт и помощь России в борьбе с этой мировой заразой", — заявил РИА Новостям член Совета по внешней и оборонной политике РФ генерал-майор запаса ФСБ России Александр Михайлов.

"Они вообще не приемлют опыт, который исходит из России. На Западе присутствуют фобии: все, что связано с Россией, — все плохо. Более того, они полагают, что наш опыт им не подходит, и продолжают настаивать на мультикультурализме, заигрывают с беженцами. Кроме того, в настоящее время разорваны взаимоотношения между спецслужбами, конечно, там, где они были", — пояснил Михайлов.

На самом деле странно было бы ожидать сотрудничества с нашими спецслужбами от Британии, которая, повторюсь, всегда была проводником внешней политики США (напомню, кстати, что нынешний премьер была одной из самых ярых сторонниц вторжения в Ирак, присутствия британских войск в Афганистане и Ливии), да и еще с комплексами утраченной империи, что в реальности только усиливало ее рвение на этом поприще.

От страны, которая требовала от России изменить Конституцию, чтобы выдать Лугового, при этом сама укрывала не только наших беглых олигархов, но и террористов. От страны, которая регулярно обвиняет Россию в совершении преступлений в Сирии и требует вернуть "незаконно аннексированный" Крым. От страны, которая обвиняет нас в распространении "фейковых новостей" и вмешательстве в выборы, как и Америка, не предоставляя никаких доказательств. Они даже придумали министра по борьбе с подрывной деятельностью именно для борьбы с "российской угрозой". От страны, где министр иностранных дел регулярно заявляет, что Россия стремится подорвать демократические процессы в Соединенном королевстве. От страны, премьер-министр которой постоянно напоминает европейским коллегам о необходимости эффективного противостояния "кампаниям дезинформации" со стороны России и вообще в своем первом же выступлении в парламенте назвала Россию "реальной угрозой". Еще в 2015-м в новой редакции стратегии безопасности Великобритании Россия включена в список первоочередных угроз…

Что тут сказать. Брекзит — это, конечно, шаг вперед для Великобритании, свидетельство того, что она чему-то учится. Но только частично. Жертвам теракта, конечно, стоит глубоко посочувствовать. Как, впрочем, и всем британцам, которые стали заложниками политической системы, для которой мифическая "российская угроза" важнее реальной террористической. За что и расплачиваются простые граждане…

РЕН-ТВ 




© .....