Мнение экспертов

«Капитализму приходит конец»: Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить
12.01.2016
Третья промышленная революция будет осуществляться по принципиально иной модели, нежели первая и вторая. Перемены будут не спускаться сверху правительством, а распространяться на горизонтальном уровне, будучи понятными и прозрачными для всех. Дальше...»




Высокие технологии в Белоруссии
12.02.2014
Валерий Вильямович Цепкало

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки.  Дальше...»

Почему партия Ле Пен не смогла повторить успеха своего лидера?


Дмитрий Николаевич Родионов
20.06.2017

В минувшее воскресенье во Франции состоялся второй тур парламентских выборов. Эти выборы предсказуемо проходили без того ажиотажа, который наблюдался вокруг президентских выборов чуть больше месяца назад. Тем не менее они были важны с точки зрения того, удастся ли молодому президенту Макрону получить лояльный парламент.

По итогам президентской избирательной кампании во Франции оказались полностью сломаны правила игры. Прежняя политическая конфигурация, при которой условные «голлисты» боролись с условными «левыми», ушла в прошлое. 

Как же эта новая политическая ситуация отразилась на итогах парламентских выборов? При взгляде на них в глаза бросаются два момента. 

Первый – более чем убедительная победа движения Макрона, движения, которому год от роду, движения с мутными идеологическими установками и программой, самое натуральное движение Unknown.

Второй – это рекордно низкая в истории французских выборов явка.

Я уже встречал экспертные заключения, что на явку во многом повлияла погода. Сообщается, что день голосования во Франции был одним из самых жарких на минувшей неделе, уже утром столбики термометров побили отметку в 30 градусов по Цельсию, потому большинство избирателей предпочло отправиться на пляж.

Конечно, это справедливое замечание. Лучше отправиться на пляж, чем идти голосовать не пойми за кого и зачем.

Погода, конечно, не последний фактор, определяющий явку. Но все больше на тех выборах, на которых, по сути, ничего не решается, когда на решение избирателей влияет все: от погоды до настроения с утра. Согласитесь, когда речь идет о судьбе страны, вас не остановит ни жара, ни мороз.

Тем более, когда есть за кого голосовать, есть шанс повлиять на итоги выборов. А когда голосовать не за кого... действительно, лучше на пляж.

Тем более что все решилось на президентских, нынешние парламентские – это как afterpaty после концерта, на которое ходят только самые преданные фанаты.

Они и пришли. И проголосовали за президентское движение, воодушевленные победой Макрона. Конечно, голосовали не только «ядерные» сторонники Макрона. Многие из тех, кто месяц назад пребывал в растерянности, не зная, за кого голосовать на президентских выборах, в воскресенье проголосовали за движение Макрона по принципу «надо дать парню шанс». Почему бы и впрямь не дать?

Ситуация в стране, которая сложилась накануне президентских выборов, для многих французов оказалась чересчур пессимистической. Все понимали, что все плохо, но боялись, как бы не было хуже. Этим «хуже» представлялось президентство Ле Пен. Макрон в итоге победил, а раз он победил, почему бы не побыть оптимистами? А вдруг? Он молод, амбициозен, почему бы нет?

«Французы предпочли надежду гневу, оптимизм – пессимизму, поддержав движение Макрона на выборах» – так итоги парламентских выборов прокомментировал премьер-министр Франции Эдуар Филипп.

Оптимистами оказались и те, кого, как казалось после первого тура президентских выборов, можно списывать на свалку истории – республиканцы и даже полностью обанкротившиеся в предыдущую пятилетку социалисты.

Просто в политике никогда не бывает каких-то резких однозначных прорывов в определенном направлении без возможности вернуться (вернее, бывают, но это уже называется революция). Бывают робкие шажки, короткие рывки, после которых обычно наступают откаты назад. Именно это и произошло во Франции в минувшее воскресенье.

Впрочем, о том, что страна изменилась, говорят 17 мест (а значит, собственная фракция) у движения «Непокорившаяся Франция». Как и пропрезидентская «Вперед, Республика!», она была создана недавно, под президентскую кампанию 2017 года, которую ее лидер Жан-Люк Меланшон завершил с четвертым результатом, лишь полпроцента уступив опытному республиканцу Фийону. 

Результат «Национального фронта» может показаться провалом на фоне результата Марин Ле Пен в президентской гонке. Но если посмотреть с другой стороны, восемь мест – это лучше, чем два, как было в предыдущем созыве.

Почему партия Ле Пен не смогла повторить успеха своего лидера?

Да все потому же – от усталости и перенапряжения. Главная битва ведь проиграна. К тому же, как результат Макрона был во многом результатом тех, кто голосовал против Ле Пен, так и результат Ле Пен был во многом результатом тех, кто голосовал против миграции, диктата Брюсселя и т. д., то есть на самом деле не был «ядерным» избирателем «Национального фронта».

Ле Пен придется что-то серьезно менять в своей партии или уходить. Эпоха, когда она (или ее отец) выходили во второй тур в качестве «страшилки» или же альтернативы, против которой голосовало большинство чисто из страха перед радикальными переменами, прошла.

На будущих президентских выборах может получиться совсем другой расклад. Да и саму Ле Пен едва ли устраивает пожизненная роль «вечно второго», как, например, она устраивает лидера компартии в России.

ВЗГЛЯД



© .....