Мнение экспертов

«Капитализму приходит конец»: Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить
12.01.2016
Третья промышленная революция будет осуществляться по принципиально иной модели, нежели первая и вторая. Перемены будут не спускаться сверху правительством, а распространяться на горизонтальном уровне, будучи понятными и прозрачными для всех. Дальше...»




Высокие технологии в Белоруссии
12.02.2014
Валерий Вильямович Цепкало

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки.  Дальше...»

Заявления Ирака о «полной победе над ИГИЛ» явно преждевременны

05.07.2017

«Присутствие «Исламского государства*» в Ираке закончилось навсегда!» – объявило иракское командование, сообщившее о полном освобождении второго по величине города страны, Мосула. Однако есть масса признаков того, что боевики ИГИЛ* в Мосуле еще остаются. А главное – что будет происходить с ИГИЛ даже после их полного ухода из города?

Министерство обороны Ирака заявило о полном освобождении Мосула – второго по величине города страны и с 2014 года оплота группировки «Исламское государство*». У боевиков ИГ* «не осталось ни одного района в Мосуле. Присутствие ИГ в Ираке закончилось навсегда», объявили в иракском военном ведомстве.

Операция по взятию Мосула, которую США и их союзники подавали как главное событие в войне против ИГ, была начата еще в октябре прошлого года. Если верить иракским военным, то череда штурмов привела к победе. Ожидается, что с «исторической речью» по этому поводу выступит главнокомандующий иракской армией, премьер-министр Хейдар аль-Абади, передает ТАСС. Багдадской армии с воздуха помогали ВВС международной коалиции во главе с США. Так что по идее американцы могут записать битву за Мосул в свой актив.

Но при этом заметим, что в этот вторник Associated Press сообщало: иракские войска были вынуждены снизить темпы наступления из-за контратак боевиков ИГ. Контрнаступление джихадистов было отмечено в западных районах Мосула, которые ранее считались очищенными от ИГ. Да и в четверг, уже после победной реляции иракских военных, стали поступать сообщения о том, что в Мосуле «продолжается операция по выдворению боевиков ИГ из старой части города».

На развалинах мечети

Телеканал Sky News Arabia сообщает: в рядах ИГ произошел раскол, так что, когда ранее в четверг боевиков вытесняли из руин мечети ан-Нури, в боях участвовало лишь пять игиловцев. Неделю назад боевики взорвали этот исторический памятник XII века, когда на них надвигался армейский спецназ. Теперь же территория мечети полностью очищена от ИГ, сообщают военные.

Между тем эта мечеть была настоящим оплотом для боевиков: в 2014 году лидер группировки Абу Бакр аль-Багдади провозгласил в ней создание «исламского халифата» и назвал Мосул его «столицей». Де-факто центр ИГ сейчас переместился из сирийского города Ракки (на который также ведется давно объявленное наступление) в сирийский же город Меядин в провинции Дейр-эз-Зор.

Что касается Мосула, то за девять месяцев операции этот почти полуторамиллионный город покинуло около 900 тысяч жителей. На восстановление города уйдет много лет и миллиарды долларов, отмечают иракские власти. Заново отстраивать придется как минимум аэропорт, вокзал и университет.

Боевики ИГ могут использовать тактику «Талибана»

Военный аналитик Антон Лавров отмечает, что если сообщения о полном взятии старого города подтвердятся, «то, скорее всего, это будет финал освобождения Мосула». По его словам, это очень крупная и серьезная победа иракских военных, «но полностью вырвать с корнем эту заразу не удастся».

«Все ресурсы боевиков, включая боеприпасы, в течение стольких дней боев должны были быть израсходованы. У ИГ нет и людских ресурсов, чтобы оказывать в Мосуле дальнейшее сопротивление», – сказал Лавров газете ВЗГЛЯД.


Эксперт напомнил, что в последнее время боевики «Исламского государства» были серьезно блокированы, были полностью пресечены возможности для подкрепления, получения боеприпасов. «Поэтому те, кто сидели в котле, израсходовали все, что у них оставалось», – отметил Лавров.

По мнению эксперта, после ухода из Мосула у боевиков ИГ не останется подконтрольных крупных населенных пунктов, поэтому им придется уходить в сельские районы Ирака. «Но зачистить сельскую местность гораздо сложней. Они могут организовать там свои ячейки, так же как поступил «Талибан» в Афганистане, и выжидать удобного момента для новой атаки», – прогнозирует Лавров.

Еще рано произносить победные речи

«В реальности подразделения 3-й дивизии иракской армии продвинулись за последние сутки лишь на 200 метров и взяли под контроль территорию, где располагалась соборная мечеть ан-Нури», – полагает начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов и вооруженных сил региона Института инновационного развития Антон Мардасов.

«Сегодня иракцы заявили о том, что вроде бы на этих руинах должен выступить премьер аль-Абади. Это сообщение рассчитано на информационный шум. Но я не представляю, как можно обеспечить безопасность премьер-министра на территории, где буквально в сотне метров, в жилой застройке находятся боевики ИГ», – сказал Мардасов газете ВЗГЛЯД. Он пояснил, что несколько районов Мосула, в том числе и прибрежные, примыкающие к реке Тигр, по-прежнему остаются под контролем террористов «Исламского государства».

Тем не менее в течение ближайших недель оставшиеся районы все-таки могут быть в итоге взяты под контроль иракской армии и полиции. Но это не будет означать уход ИГ из Ирака.Заявления о том, что в городе остается всего несколько десятков боевиков, не имеют под собой оснований и рассчитаны на «демонстрацию решимости и борьбы с ИГ», считает Мардасов. Тем более заявления самих иракцев о том, что они «отражают атаки» ИГИЛ*, говорят о том, что им противостоят не десятки человек, а более грозная сила.


В ИГ подготовили пути для отступления

Мардасов напомнил, что «Исламское государство» готовилось к сдаче Мосула еще в 2015 году, когда о серьезном штурме еще никто не помышлял. Для этого руководство ИГ было раздвоено.


Внешними операциями руководил уничтоженный в 2016 году Абу Мухаммед аль-Аднани. А «Советом шуры» («Консультативный совет» – «законодательный орган» ИГ, отвечающий за передачу указаний лидера организации низовым структурам – прим. ВЗГЛЯД) руководил «мифический человек, чьи фотографии не распространяются».

В условиях захвата или уничтожения халифа он может назначать себя на эту должность. «Подобные вещи можно сказать о многих руководителях «Исламского государства»... Особо никто и не знает, что представляет собой военное командование ИГ», – пояснил эксперт.

Кроме этого в Ираке по-прежнему существуют анклавы ИГ в так называемом багдадском поясе – вокруг столицы.

Эти боевики могут пользоваться поддержкой населения, что облегчает им возможности организовывать теракты в столице. Непростая ситуация в провинциях, граничащих с Ираном – там особенно сильны этноконфессиональные противоречия. Помимо этого позиции террористов сильны в провинции Анбар – на территории Сирийской пустыни.

«На сирийско-иракской границе находятся тоннели, которыми в свое время пользовался еще Саддам Хусейн, и вытесненная из Ирака «Аль-Каида», – отмечает Мардасов. – Как показывает практика, несколько десятков проповедников, командиров ИГ имеют агентурную сеть в провинциях Ирака и Сирии, в лагерях беженцев. Через некоторое время они могут возродить, организовать новую и довольно боеспособную группировку. Тем более ИГ как бренд продолжит свое существование после разгромов своих анклавов в Ираке и десятке других стран», – подытожил Антон Мардасов.


https://vz.ru/world/2017/6/29/876624.html



© .....